Вас приветствует форумный литературный ролевой проект по мотивам всем известной серии книг Лизы Джейн Смит, а также ее одноименной экранизации "Дневники вампира". Наш форум предлагает вам полюбившуюся многим атмосферу канона, высокую скорость написания квестов, захватывающую игру и приятное общение. Если это вас заинтересовало, то ознакомьтесь со следующими особенностями организации нашего проекта:
■ эпизодическая система игры;
■ рейтинг NC-17;
■ квестовое построение;
■ возможность свободной игры;
■ равенство всех участников.

Katherine Pierce - администратор организационной части, дизайнер проекта;
Stefan Salvatore - администратор литературной части форума, идейный вдохновитель;
Damon Salvatore - модератор и мастер по пиару проекта;
Cinderella D'Eon - модератор и квестоплет форума;
Bonnie Bennett - специалист по рекламе;
Jessica Clark - специалист по рекламе.


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг вампирских сайтов РуНета

The Vampire Diaries.Bloody sunset. The Vampire Diaries РПГ по сериалу «Дневники Вампира» - Kiss of Death
Дизайн by amadeus специально для «The Vampire Diaries. Aconitum vulparia.». Спасибо тем людям, чьи ресурсы находят отражение на нашем форуме. Мы уважаем чужой труд и просим уважать нас. Форум советуем просматривать с браузеров Mozilla, Opera & Google Chrome.

12 сентября. Понедельник.
Форум спешит поделиться свежими новостями со своими игроками и гостями. Мы обновили дизайн. Ура, товарищи! Надеемся, что он, как и предыдущий, вам понравится. Перестроена концепция сюжета, как и было обещано. Теперь к нашей истории добавилось несколько глав прошлого, обратите на это внимание. Для гостей же у нас особый подарок - еще две акции с интересными персонажами на любой вкус. Теперь у вас есть еще одна возможность развить интригующую линию параллельно сюжету настоящих дней. Новых героев не отпускает далекое прошлое, а оно никогда не бывает скучным. Читать далее (...)
правила проекта основной сюжет список персонажей наши акции занятые внешности гостевая проекта шаблоны анкет квестовая полная навигация FaQ (справочник) расовые различия реклама партнерство



Квест №1: Elena Gilbert, Damon Salvatore, Abigail Fosters.
Квест №6: Annabelle Austin, Melanie Stewart.
Квест №4: Caroline Forbes, Tyler Lockwood, Matt Donovan.
Квест №3: Bonnie Bennett, Jeremy Gilbert.
Квест №10: James Woodhouse, Cinderella D'Eon.
Квест №11: Alexandra Ryan, Drake Sullivan.
Квест №5: Klaus, Margaret Brown.
Квест №12: Jessica Clark, Caitlyn Wermont.

FRPG Aconitum vulparia

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Aconitum vulparia » Склад отыгранных эпизодов » Красавица и Чудовище.


Красавица и Чудовище.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Название:
Квест №112. Красавица и Чудовище.
2. Участники:
Caroline Forbes, Klaus.
3. Время, место:
Ранее утро. 04:00 - 06:00. Дом Форбс.
4. Описание:
После пережитого в школе кошмара Кэролайн допоздна разговаривала с Тайлером по телефону, поскольку очень испугалась за его состояние. Несмотря на уверенность парня в полном благополучии, Форбс терзали сомнения. Она очень устала от постоянного страха за близких и присутствия в ее жизни Клауса, на что она никогда не подписывалась. Локвуд успокаивает девушку, после чего она наконец смогла отправиться в душ.
Тем временем Клаус, окрыленный удавшимся экспериментом, пребывает в весьма и весьма положительном расположении духа, если не считать того факта, что готов порвать мясника на мелкие кусочки в первую очередь из-за предательства, на которое пошел мнимый друг. Древний не может найти себе места и в конечном счете начинает размышлять и анализировать то, что сотворил совсем недавно. Среди самодовольства и планов на будущие свершения всплывает лицо Кэролайн, полное ужаса, боли и беспомощности. Неизвестно почему, но это взволновало гибрида и тронуло его до глубины души. Разве что запоздало.
Он понимает, что где-то внутри зарождается желание сделать что-то для этой девушки, попавшей в его игру по чистой случайности. Он не желает ей зла, посему решает доказать это. Он решает сделать ей мимолетный презент и отправляется прямо к дому лично, чтобы ни у кого не возникало вопросов. Проникнув в спальню, он оставляет на кровати свой подарок, но слегка задерживается и потому сталкивается с девушкой, будучи уже у открытого окна. Что принесет им эта встреча? Окрепнет ли ненависть девушки к древнему или же между ними зародится что-то вроде понимания?
5. Порядок постов:
Caroline Forbes, Klaus.

+3

2

OneRepublic – Goodbye Apathy
I can't sleep now, no, not like I used to
I can't breathe in and out like I need to
It's breaking ice.. now, to make any movement
What's your vice? you know that mine's the illusion
And all at once (as i'm trying) I can help you out
(just to keep things right)
I'll be what you need
(I kill myself to make everything perfect for ya)


Этот день был слишком тяжелым. Пусть Тайлер и сказал, что все нормально, но Кэр не могла поверить в это. Ей казалось, что такое просто невозможно. Ведь им столько пришлось пережить. Даже ей сейчас было тяжело держать себя в руках. А ведь она только смотрела на происходящее. Лично с ней никто ничего не делал. И тем не менее, Кэролайн нуждалась в отдыхе. Как бы сейчас было хорошо собрать чемодан и отправиться куда-нибудь далеко-далеко. Вместе с Тайлером. Оставить позади все проблемы, оставить позади этот город, где постоянно что-то случается. Просто отвлечься. Порой ведь и правда нужно отвлечься. Жаль, что сейчас такое не представлялось возможным.
- С тобой точно все в порядке? - даже проговорив с Локвудом добрых несколько часов по телефону, Кэролайн все еще не могла поверить в то, что такое превращение могло пройти без каких-либо негативных последствий. Ведь это Клаус. Разве он хоть когда-нибудь приносил хорошие вести? Разве что-то, что исходило от него, могло быть действительно хорошим? Пусть сама Кэр не была лично знакома с Клаусом до сегодняшнего дня, но достаточно много знала о нем от Елены, Бонни и остальных. И, как правило, отзывы были далеки от положительных. - Неужели нет абсолютно никаких последствий? - голос девушки был крайне взволнованным, все-таки речь шла о том, что будет с ее любимым человеком.
- Спокойной ночи, Кэролайн. Все в порядке. Серьезно, тебе не о чем переживать.
- Стой, Тайлер! Не вешай..., - и короткие гудки, - трубку, - договорила Кэр уже скорее самой себе, так как судя по гудкам в телефоне, Локвуда на другом конце провода больше не было.
Какого черта. Кэролайн еще несколько минут негодующе смотрела на телефон. Спустя некоторое время она даже стала набирать номер Тайлера снова и снова, но ответа так и не последовало. Наверное, парень уже успел заснуть. К тому же, ее забота и правда казалась чрезмерной. В какой-то степени девушка даже понимала Тая. Может она и правда переборщила. Нужно было радоваться тому, что все так хорошо обернулось, а не паниковать. Но почему-то у Кэр было нехорошее предчувствие. Как будто что-то случится. Пусть сейчас с Тайлером все в порядке, но события сегодняшнего вечера еще явно скажутся на нем и на их отношениях. А Кэролайн так сильно боялась этого. Она уже потеряла Мэтта из-за всего этого сверхъестественного воздействия. Девушка просто не могла себе позволить потерять и Тайлера. Слишком дорог он ей был, слишком она успела его полюбить за то время, что они вместе. Пусть у них и было немало проблем, но все-таки Кэр была готова на что угодно, чтобы с ним все было в порядке. Потому сейчас девушка не могла найти себе места от переживаний. Она пыталась уснуть, но не могла. Пыталась почитать книгу, но в итоге понимала, что читает одну строчку несколько раз подряд и ничего не может понять, так как думает о другом. А стрелки часов неумолимо двигались вперед. В результате Кэр все-таки уснула. Но только не у себя в комнате, а в гостинной на диване с телефоном в руках. Перед тем как Морфей забрал ее в свое царство, девушка пыталась написать Локвуду очередное смс с содержанием, мало отличающимся от тех, что она писала до этого. Но слишком уж она переживала. Так сильно волновалась, что не могла остановиться. Через пару часов блондинка проснулась. Первой мыслью девушки, само собой, было что-то вроде "почему я не в своей кровати?". Но по крайней мере она была у себя дома, так что все в порядке. Ощутив в руке телефон, Кэр вспомнила все, о чем думала перед тем, как случайно заснула. Однако сейчас ей хотелось одного - добраться до спальни и вернуться в мир сновидений, где все замечательно и не о чем переживать. Но перед этим Форбс решила принять душ. Не зря говорят, что вода очищает. Не только в прямом смысле, но и в переносном. Девушка сейчас так нуждалась в спокойствии. А для этого нужно было заставить себя перестать думать о том, чего уже не исправить. К тому же, возможно на этот раз Клаус и правда сделал что-то хорошее. Пусть и ради своей собственной выгоды, но это ведь не значит, что это не могло обернуться чем-то хорошим и для Кэр с Тайлером. Хотелось бы в это верить. Хотелось бы. Под струями теплой воды блондинка даже почти смогла заставить себя настроиться на позитивный лад. Слишком уж много нервов было потрачено. Пора успокоиться. К тому же, даже если она так и будет продолжать переживать, то это все равно ничего не изменит. Лучше хотя бы попытаться наслаждаться тем, что имеет. Что они с Тайлером теперь имеют. Ведь если повезет, то ему и правда больше не придется переживать эту жуткую боль каждое полнолуние, а ей бояться, что он кого-то загрызет. Казалось бы, жизнь налаживается. Да, с такими мыслями ложиться спать было бы определенно гораздо более приятно, нежели с теми, что были несколько часов назад. Наконец Кэролайн смыла с себя пену, оставшуюся после геля для душа, и, завернувшись в полотенце, отправилась в комнату.
- Кто здесь? - настороженно произнесла блондинка, увидев мужской силуэт у окна. Человек стоял к ней спиной, а свет в комнате Кэролайн еще не включила,  так что сложно было понять, кто же стал столь поздним гостем. - Отвечай, иначе будет хуже! - девушка неслышно взяла в руки бейсбольную биту, которая находилась у нее комнате столько, сколько она себя помнит. Кэр никогда не была спортсменкой, но, наверное, бита хранилась тут именно для таких случаев. Хотя, по правде говоря, теперь блондинке хватило бы сил, чтобы справиться с любым человеком. Все-таки есть преимущества у того, чтобы быть вампиром. Однако сказывались старые привычки. - Моя мама шериф! - добавила девушка для большей убедительности. Сжимая в руках биту, Кэролайн быстро направилась к светильнику и включила свет в комнате. Что? По правде говоря, поначалу девушке показалось, что она все еще спит и снится ей кошмар. Слишком уж этот мужской силуэт напоминал... Клауса? Его фигура, его немного кудрявые волосы, его одежда. Форбс хорошо запомнила гибрида сегодня. И сомнений больше не было - это Клаус. Но что он делает в ее комнате в пять утра? Ведь это не вампирское кино, где кровососы-извращенцы так любят приходить по утрам к какой-нибудь девушке и смотреть на то, как они спят. К тому же, сценарий не подходит для подобной сцены. Ведь Кэролайн и сама вампир, а Клаус мало напоминает влюбленного кровопийцу. Скорее убийцу. Неужели он пришел закончить то, что начал сегодня в школе?
- Клаус? - удивление. Лишь удивление. Кэролайн не боялась. Наверное, она еще не успела окончательно проснуться. Или же просто была слишком сбита с толку, чтобы испугаться так, как следовало бы. - Что ты тут делаешь? - этот вопрос сейчас особенно волновал Кэр. В ее голове просто не укладывалось, какие вообще могли быть причины для визита Древнего. Кроме одной - он пришел убить ее. Что ж, без боя девушка сдаваться уж точно не собиралась.

что поделать хд

как обычно, первый пост комом хд

+2

3

После абсолютно дурацкого дня, действия которого постоянно крутились возле школы, и замечательного вечера, который принес множество того, что не могло не поднять настроение, Клаус еще раз убедился в том, что долгие старания никогда не проходят даром. Сколько времени он положил на то, чтобы снять проклятье и обзавестись возможностью создания себе подобных гибридов? Тысячелетние попытки разварить кашу, которую заварила первая ведьма, стоили того, чтобы сейчас ощущать некую эйфорию от того, что план не разрушился, хотя мог бы. Он мог бы накрыться медным тазом еще в момент ритуала - представить только, что Елена действительно умерла бы тогда, согласно тому, как было написано в древних книгах первой ведьмы, которая решила сбить Клауса с толку, заранее предполагая, что он конечно же решит разрушить созданное ею проклятье. Тогда ничего бы этого не было - ни единого гибрида, никогда. Со смертью Елены Ник потерял бы всё, к чему так долго стремился, и самое подлое в том, что у Гилберт не было детей и ждать следующего двойника было бы бесполезно. За один миг могло разрушиться всё, что Ник строил в своих мечтах. Но теперь всё закончилось - он снова победил, как побеждал много раз, оказываясь на шаг впереди тех, кто желал помешать ему. Может быть стоило поблагодарить Сальваторе за спасение Елены? Однажды он это сделает - в своей манере, чтобы они поняли, что всё в любом случае оказалось так, как должно было быть. Теперь, когда он создаст достаточно гибридов, он станет еще более неуязвим - это они будут его союзниками, семьей, потому что от настоящей практически ничего не осталось...
Следующим пунктом, в котором следовало разобраться в ближайшее время, был Стефан. Он должен был ответить за свою ложь, за предательство, за доверие, которое было ему оказано. Клаус мог бы изначально внушить ему все, что было необходимо. Мог задать вопросы, которые расставили бы все точки над i. Но он слепо верил в иллюзию, которую умело создавал Сальваторе. В последнее время он все больше казался другом - словно и правда решил попробовать что-то исправить, после того, как Ник вернул ему память о двадцатых, когда они только познакомились. Стефан изображал понимание, изображал из себя друга, которым на самом деле давно же не являлся. Друг не стал бы вешать лапшу на уши, не стал бы врать, глядя в глаза - так умеет только Стефан, для которого каждое его слово абсолютно ничего не значит. Словно пыль на ветер... Клаус не мог закрыть на это глаза. Единственным желанием было понять, хочет ли он вообще избавиться от Стефана теперь, или стоит под конец предстоящего бурного разговора внушить ему всё, что Ник посчитает нужным. Можно было сделать из него послушного союзника, который и шагу не ступит в сторону. Эдакая марионетка... Неужели Стефан хотел этого? Ник никогда не желал Сальваторе подобной участи, он лишь надеялся на искренность "друга", и именно на этом сделал ошибку.
Еще одной проблемой стала Лорейн. Ник никогда не думал, что такое может произойти. В тот день, когда он спустя тысячелетие увидел ее снова живой и здоровой, он был счастлив видеть ее - но где-то в глубине души настойчиво скреблась мысль, что то, что было когда-то, уже никогда не получится вернуть. Сегодняшняя встреча снова это доказала - Лорейн никогда не примет действительность, никогда не примет Клауса полностью, таким, какой он есть, а он, в свою очередь, знал, что ничего не станет менять. Он понимал, что стоит лишь показать Лорейн свою слабину перед ней, и она этим воспользуется. Не было больше тех Ника и Лоры, которые когда-то испытывала нежность друг к другу, и которых так жестоко развела судьба. Именно это он ей и сказал сегодня - то есть уже вчера, потому что время давно перевалило за полночь.
Клаус остановил машину возле своего особняка, но пока не собирался вылезать из нее. Он посмотрел на часы - почти четыре утра. Время иногда и правда летит слишком незаметно. Ник откинулся на спинку водительского сидения, глядя прямо перед собой. Сегодня определенно стоит выпить, а завтра продолжить воплощать планы в жизнь. Ник мимолетом подумал, что не обратил внимания, куда делся первый гибрид - тот, который был до Тайлера, пробный, так сказать. Но это было и не важно - сам найдет. Связь с создателем настолько сильна, что искать никого не придется. Он вспомнил Тайлера, каким он стал уже после обращения - он изменился, Клаус чувствовал это. Если по началу Локвуд выражал свой гнев, то после обращения он почти моментально смирился, и никакой ненависти уже не чувствовалось. Видимо, это тоже действие связи.
Вслед за Тайлером всплыла и Кэролайн. Кэролайн слегка улыбнулся, вспоминая, как она пыталась защитить своего парня - даже зная, что силы далеко не равны. Зачем Ребекка оставила ее запертой вместе с Локвудом? Ник ведь не говорил об этом. Может быть это была своеобразная месть? Ребекка ни раз говорила о том, что между этими двумя блондинками в школе идет война за первенство - она буквально скрипела зубами от того, что кто-то в чем-то может быть лучше ее. Честно говоря, отомстить за такую фигню тем, чтобы дать Кэр посмотреть на то, как умирает ее парень, было жестоко даже для Ребекки. А может быть она рассчитывала, что Клаус просто избавится от надоедливой блондинки, которая попытается помешать. В любом случае... Кэролайн не должно было быть там, она не должна была все это видеть. Клаус сложил руки на груди, слегка прищурившись. Он помнил, как она была напугана, как ее страх разбавлялся лишь ненавистью к нему, и ощущением полного отчаяния. Ник знал, что она до конца не верила в то, что Тайлер выживет. Это и правда было слишком, для той, кто по сути пока еще ничего ему не сделала. Просто оказалась не в том месте, не в то время.
Клаус тихо рассмеялся от собственных мыслей, пришедших в голову, и нажав на педаль газа отъехал от особняка, выезжая обратно на шоссе, ведущее в центр города - в сторону дома, принадлежащего Форбсам. Он знал, что наверняка пожалеет об этих своих никому не нужных эмоциях...

Минут через пятнадцать машина Клауса остановилась позади дома Кэролайн, потому что столкнуться возле дома с Лиз, например, не было ни малейшего желания. Ник поднял взгляд на окна дома - свет нигде не горел, значит либо все уже спят, либо Лиз на службе, а Кэр у Тайлера. Второй вариант был бы более идеальным...
Клаус вылез из машины, оставляя дверцу открытой и направился к дому, пытаясь по дороге сообразить на какую сторону выходят окна комнаты Кэролайн. Решив, что память вряд ли настолько жестоко его подведет, Ник остановился, глядя на одно из окон второго этажа - рама открыта, шторы колышутся от легкого ночного ветра... Через пару секунд он был уже в комнате Кэролайн, с некоторым облегчением понимая, что ее тут нет. Он достал из кармана куртки удлиненную красную коробочку и положил ее на кровать, после чего собрался было вылезть через окно обратно, но остановился, еще раз оглянувшись на коробочку.
Может стоит оставить записку? Хотя и писать-то нечего... Он прислонился к подоконнику, задумчиво глядя на одинокую красную коробочку на кровати. Хотелось самому себе задать вопрос, что он вообще тут делает. Какое ему дело до того, расстроена она или нет? И почему там, в школе, он пытался успокоить ее, говоря что все будет нормально?
Клаус услышал шорох открывающейся двери, и мгновенно забрал коробочку с кровати, сунув ее обратно в карман - нужно было либо уходить сразу, либо вообще сюда не приходить. Иногда стоило начать удивляться над самим собой, честно слово. Он хотел было вылезти в окно, когда услышал ее голос, и от услышанных слов остановился, едва не рассмеявшись - по губам пробежала улыбка.
- Кто здесь? Отвечай, иначе будет хуже! Моя мама шериф!
Это и правда серьезно...
Он оставался повернутым к окну, ожидая, какие дальше действия предпримет Кэролайн - даже было уже интересно. Ник слышал ее осторожные шаги, после чего зажегся свет. Тишина, после чего удивленный и неуверенный голос девушки:
- Клаус?
Он усмехнулся, наконец повернувшись в сторону Кэролайн и окинув ее взглядом - девушка была закутана в полотенце, а в руке держала устрашающее оружие - биту. Всё вместе это смотрелось настолько странно, что Ник не удержался от того, чтобы испустить смешок удивления. С другой стороны взгляд все равно пробежался по еще влажной от воды коже девушки, от этого не удержался бы никакой мужчина.
- Что ты тут делаешь?
И правда - что?
- Может быть ищу Тайлера... - протянул он, глядя на девушку. - Ты биту бы положила, если нападать не собираешься, а то.. поранишься ненароком... девушка в полотенце. И лучше бы ты оделась, - он отвернулся к окну, облокотившись на подоконник, дав понять Кэр, что подсматривать уж точно не собирается,  - А потом поговорим...

+3

4

Glee Cast – Smooth Criminal
As he came into the window
It was the sound of a crescendo
He came into her apartment
He left the bloodstains on the carpet
She ran underneath the table
He could see she was unable
So she ran into the bedroom
She was struck down, it was her doom

(Annie are you ok?)
(will you tell us that you're ok?)


Кого Кэролайн хотела узнать в этом темном силуэте? Да кого угодно, но только не того, кем он оказался на самом деле. Уж лучше бы это был настоящий грабитель/маньяк/насильник/убийца и так далее и тому подобное. С любым из вышеперечисленных Кэр с легкостью справилась бы даже без помощи бейсбольной биты. Ей нужно было бы всего лишь посильнее ударить этого человека и позвонить маме, которая прислала бы к дому полицейских. И вот незванный гость оказался бы за решеткой. Всего-то и делов. Но Клаус? Это другое дело. Мало того, что и самой Форбс никогда с ним не справиться, так что уж говорить о полиции и тюрьме. От него так легко не отделаться. Так что стоило бы быть дипломатичной. Стоило держать себя в руках и как можно больше думать перед тем, как сказать хоть что-то. Все-таки перед ней злодей всея Мистик Фоллс, а то и всего мира заодно. Кто знает, сколько темных дел успел провернуть Древний за всю свою долгую жизнь. От подобных мыслей по коже девушки пробежал холодок. Жутко находиться в одной комнате со всемогущим древним гибридом, которому ничего не стоит свернуть тебе шею за одну лишь секунду. Вот ты есть, а тут вдруг раз и тебя больше не станет. Или еще хуже - вдруг мать вернется с дежурства раньше. Наверное, этого Кэролайн боялась даже больше, чем того, что ей самой попадет. Форбс скорее сама кинется грудью на амбразуру, нежели позволит Клаусу обидить ее мать. Ведь сейчас они стали настоящей семьей, сейчас они стали ближе, чем когда-либо. Нет-нет, только не это. Такого не должно случиться. Она не позволит.
Когда Клаус повернулся к ней лицом, девушка все еще крепко сжимала в руках биту, хотя понимала, что оружие бесполезно. Так же как и вообще любые обычные способы защиты от маньяков и убийц. Даже так же как и ее вампирские способности. Сейчас ничего не поможет, если он захочет причить ей боль или и вовсе убить. А зачем еще он мог прийти? Вряд ли для того, чтобы пожелать ей спокойной ночи и укрыть одеяльцем. Такая версия была слишком нелепа и неправдоподобна, чтобы в нее поверить. Однако неизвестность пугала еще больше. Уж лучше бы она знала, что конкретно нужно гибриду, чем вот так стоять, сжимая в руках бесполезный кусок дерева, и ждать своей участи. Или хотя бы каких-то объяснений со стороны Древнего. Как она поняла сегодня в спортзале, рассказывать о своих планах он любил. Особенно когда жертвы уже находились в ловушке, загнанные в угол, не в силах сопротивляться и как-то мешать его задумкам. Что ж, казалось, что сейчас ситуация именно такая. Если Кэролайн решит бежать, далеко она не убежит. Если решит отбиваться, что она обязательно стала бы делать, потерпит неудачу. Оставалось лишь вступать в словесную перепалку. Но вряд ли она может длиться долго, если у Клауса есть план касательно девушки.
- Ну так и что ты делаешь в моей спальне? - блондинка пыталась никак не проявлять своего внутреннего волнения. По крайней мере, в ее голове фраза эта прозвучала весьма возмущенно и твердо. Так, как Кэр и хотела, чтобы она звучала. Вот только усмешка Клауса говорила об обратном. Хотя, кто знает, что его так сильно забавляло: сам факт того, как отчаянно Форбс защищается хотя бы на словах или же то, что он знает, что будет дальше. А ведь он всегда знал. Все знал наперед. Наверняка, и в этот раз догадывался. По крайней мере, если цель для его визита действительно была. Но, черт побери, не мог же Великий и Ужасный Клаус просто прогуливаться мимо дома Форбс в 5 утра и от нечего делать зайти на огонек к предположительно спящей девушке. Все-таки свет в комнате не горел, так что Древний мог бы подумать именно так. Как бы там не было, но от взгляда Клауса девушка по-прежнему чувствовала себя неуютно. Особенно когда заметила, что он взглянул на нее как-то слишком... слишком по-мужски что ли. Гораздо привычнее было видеть в его глазах злодейский блеск или же воодушевленность от очередного убийства. А вот взгляд подобный тому, что девушка заметила сейчас, ее пугал и смущал. Господи, я же в полотенце! Да что это такое! От посетившего ее озарения Кэролайн захотелось провалиться сквозь землю. Она в одном лишь полотенце и Мировое Зло находятся наедине в ее спальне, - чудесный расклад, не так ли? Сейчас Кэр очень жалела о том, что не могла просто взять и телепортироваться куда-нибудь. Или быстро телепортировать на себя нормальную одежду. Пусть фактически раздетой она и не была, но под взглядом Древнего чувствовала себя именно таковой. Она и так вряд ли могла казаться ему достойным противником, но в таком виде и тем более. Полуголая блондинка с битой в руках - картина маслом. От осознания нелепости собственного вида Кэр злилась. Но вот только сделать ничего не могла. Не может же она сказать "Подожди, я пойду оденусь, а потом убьешь меня или зачем ты там пришел". Такой фразой девушка лишь выставила бы себя еще большей идиоткой. Так что пару минут блондинка лишь стояла, как вкопанная, в то время как лицо ее заливалось краской.
- Может быть ищу Тайлера..., - что ж, уже лучше. Клаус хотя бы начал говорить о целях своего визита. - Ты биту бы положила, если нападать не собираешься, а то.. поранишься ненароком... девушка в полотенце. И лучше бы ты оделась, - он еще и насмехался над ней. Как чудесно. Хотя в такой ситуации любой бы стал язвить.
- Как будто тебя волнует, поранюсь ли я. И чтоб ты знал, я отлично умею с ней обращаться, - непонятно откуда вдруг взявшаяся смелость. Наверное, от злости. И от того, что Кэролайн терпеть не могла подобные шуточки в свой адрес. Да, она выглядела глупо. Но нет, это не было поводом для сарказма. Будь ты хоть царь, хоть бог, хоть Папа Римский, хоть Клаус Всемогущий. Это не дает права издеваться над девушкой, которую застали врасплох. Форбс недовольно надула губы, положила биту на пол и, взяв из шкафа первую попавшуюся одежду, на пару мгновений остановилась. Оказывается, Клаус настоящий джентельмен. Отвернулся к окну, предоставляя ей возможность спокойно переодеться, насколько это возможно в таких условиях. Кто бы мог подумать, что он не заставит ее опозориться еще больше. Однако Кэр все равно не собиралась раздеваться в комнате, где находился он, так что она направилась в ванную.
- Ты ведь не думал, что я стану переодеваться в твоем присутствии, - холодно произнесла Кэролайн и демонстративно хлопнула дверью ванной комнаты. Поступок был несколько опрометчивым, наверное, так как сейчас за подобную наглость она уже могла быть наказана. Пару минут Кэр даже постояла перед зеркалом, не двигаясь, на случай того, если Клауса разозлили ее слова, и он захочет сотворить с ней что-то страшное. Но нет, все было спокойно. Пришло время взглянуть на то, что оказалось первой попавшейся одеждой. Джинсы и майка, - что ж, неплохо. По крайней мере это не какой-нибудь открытый халатик, в котором девушка чувствовала бы себя все такой же раздетой. Быстро натянув на себя эти вещи, блондинка вернулась в комнату. Клаус по-прежнему был там. А ведь ей так хотелось, чтобы он исчез. Или чтобы он вообще оказался лишь плодом ее больного невыспавшегося воображения. Мало ли кто может привидиться в темноте после такого дня. Но нет, Древний был очень даже настоящим.
- Так о чем же ты хотел поговорить? - сразу же спросила девушка, глядя на гибрида. - И да, разве не было бы логичнее искать Тайлера первым делом в его собственном доме? Все-таки мы не вместе живем, если ты не в курсе, - на Локвуда Кэр все еще немного злилась, так что хоть в какой-то степени ей и было приятно предположение Древнего, что ее бойфренд мог быть тут, но в равной же степени ее это и раздражало. Может, они и были бы сейчас вместе, если бы не чертов ритуал, который сегодня провел Клаус. Если бы не все это, то она не вела бы себя как истеричка, которая только и переживает о безопасности своего благоверного. - И зачем он тебе? - все-таки несмотря на злость, Кэролайн продолжала переживать за своего парня. Особенно, когда Клаус говорил о том, что ищет его. - Тем более в 5 утра? Я, конечно, понимаю, что ты древний классический вампир, но мы по ночам спим вообще-то, - желание защитить близких людей и возмутиться против Большого Злого Волка-Вампира придавало голосу девушки решительности. Нельзя сказать, что она совсем не боялась его. Конечно же, блондинка чувствовала, что в любую минуту ее жизнь может оборваться. Но если уж погибать, то хотя бы с выражением лица победительницы. Она не позволит играть собой и не станет поступать так, как Клаус хочет. Так что раз Кэролайн казалось, что Древний хочет, чтобы она дрожала от страха, то она собиралась делать все совершенно наоборот. Держать себя в руках, отвечать с тем же сарказмом, с которым ответила бы любому при таких обстоятельствах. Да, он очень силен. Но кто сказал, что и в словесном поединке он победит?
- Так что же? Тайлера здесь нет, как видишь. Не прячу же я его у себя под кроватью, - блондинка раздраженно развела руками, не отводя глаз от Клауса. - Ему передать, что ты его искал у меня в спальне? -  Кэролайн, что называется, почувствовала силу внутри себя, и тут ее понесло. И зря понесло. Все-таки иесли она до сих пор жива, это не значит, что можно так наглеть. Так что девушка резко замолчала, однако взгляда не отвела.

So they came into the outway
It was sunday - what a black day
Mouth to mouth resuscitation
Sounding heartbeats - intimidations

+3

5

Talk to me softly
There's something in your eyes
Don't hang your head in sorrow
And please don't cry
I know how you feel inside I've
I've been here before
Somethin's changin' inside you
And don't you know...

(Guns N' Roses – Dont you cry tonight)

Поговорим... О чем же? Клаус даже не знал, что в такой ситуации мог написать в записке, которую хотел оставить вместе с красной коробочкой, которая сейчас находилась у него в кармане, а уж что можно сказать - тем более. Но тем не менее, просто свалить через окно было бы глупо, и совершенно не в духе Клауса. Внушить Кэролайн, что она его здесь не видела? Тоже вариант. Но на самом деле он ведь пришел сюда, в ее дом, с определенной целью - дать ей понять, что в его планах не было желания причинить боль этой девушке, не важно - моральную или физическую. Вчера вечером Кэролайн пережила момент, который был для нее слишком болезненным - и если это входило в планы Ребекки, то у нее весьма неплохо получилось добиться желаемого. А теперь, Клаус какого-то черта делает в спальне девушки и пытается придумать, что ей сказать. С каких пор его должны волновать чьи-то затронутые чувства? Неужели эйфория, наступившая в момент осознания того, что все идет по плану, пробудила в нем вполне человеческие эмоции? На самом деле, причина была вовсе не в этом - эти эмоции всегда были внутри, они никуда не исчезали, Ник всего лишь подавлял их, со временем привыкнув не испытывать никаких угрызений совести, никакой жалости или сожаления. Но чувства не могли умереть полностью - они все равно находились внутри, и иногда проявлялись - как сегодня, например.
- Как будто тебя волнует, поранюсь ли я. И чтоб ты знал, я отлично умею с ней обращаться.
Она не могла без этого - без того, чтобы продемонстрировать свое бесстрашие, как тогда, когда они втроем находились в спортивном зале, когда пыталась защитить Тайлера - даже в тот момент, когда саму ее пробирала дрожь и в глазах стояли слезы, готовые вот-вот политься по щекам. Клаус слегка улыбнулся:
- Я верю, что умеешь.
На слова волнует его что-то или нет, Ник ничего не ответил - в конце концов это не было вопросом, а с другой стороны, он и сам не знал, есть ли ему какое-то дело до этой девушки. Хотя судя по тому, что он находится в ее спальне в три часа ночи, куда пробрался через окно, какое-то дело до нее все же, наверное, есть. А ее удивление, страх, напряженность и смущение от того, что она практически голая, добавляли ко всему этому лишь дополнительные изюминки.
Сейчас, глядя в окно и давая Кэролайн возможность привести себя в порядок, он подумал о том, что она вряд ли купится на то, чтобы начать переодеваться прямо тут - забавно, насколько современные девушки привыкли к бесцеремонности мужчин, которые не упустят момента повернуться в самый пик переодевания, даже сказав перед этим банальное "я не смотрю!". Конечно, как тут можно поверить в то, что Клаус, при всем его далеко не ангельском характере, может поступить как джентльмен. Однако правила приличия все же существовали, даже при всем желании сорвать с нее полотенце. Стоп, о чем это я?
- Ты ведь не думал, что я стану переодеваться в твоем присутствии.
Клаус вскинул брови, услышав, как хлопнула дверь ванной комнаты, и закатил глаза, повернувшись обратно в комнату, и присев на подоконник в ожидании возвращения девушки. Не думал. Ты вполне себе предсказуема... Пусть вела себя она иногда действительно по-хамски, как например сейчас, но дверь ванной комнаты этого дома - её, пусть хоть с петель ее снимет. А раздражение вполне оправданно - хотя бы потому, что за ним проще спрятать страх, который все равно выражается в глазах.
Клаус окинул взглядом комнату. Над столом были расклеены фотографии - Кэролайн в школе, с Еленой и Бонни в обнимку, Кэролайн с мамой, Кэролайн с... ну с отцом, наверное. Одна из фоток была обклеена ленточкой "Мисс Мистик-Фоллс" - Кэр в бирюзовом платье под руку с каким-то парнем. На самом столе еще одна фотка - в рамочке в виде сердца - целующиеся Кэролайн и Тайлер. Клаус вскинул брови, но перевел взгляд на вернувшуюся в комнату девушку - теперь одетую в джинсы и футболку.
- Так о чем же ты хотел поговорить? - сразу же спросила девушка, глядя на гибрида. - И да, разве не было бы логичнее искать Тайлера первым делом в его собственном доме? Все-таки мы не вместе живем, если ты не в курсе.
Это единственное о чем я думаю, Кэр - живете вы вместе или по отдельности. Очень хотелось съязвить именно это, но Клаус сдержался:
- Ну... Значит ошибся. - он усмехнулся, пожав плечами, и не сводя с нее взгляда.
- И зачем он тебе? Тем более в 5 утра? Я, конечно, понимаю, что ты древний классический вампир, но мы по ночам спим вообще-то.
Клаус прищурился, глядя на Кэролайн, которая была похожа на вполне себе бодрствующую:
- Я что-то не заметил... К тому же, пять утра это уже не ночь. Если они и дальше будут продолжать язвить друг другу, то ничего хорошего из этого не выйдет. Клаус начинал раздражаться - он не слишком любил, когда кто-то пытался учить его что следует делать, а что не следует. Уж во всяком случае не восемнадцатилетняя школьница. Но сейчас он и правда ощущал себя не в своей тарелке - абсолютно странное и непривычное чувство. Ладно, сознаюсь - причина под названием "Тайлер" не слишком подошла для этого визита...
- Так что же? Тайлера здесь нет, как видишь. Не прячу же я его у себя под кроватью. Ему передать, что ты его искал у меня в спальне?
Клаус тихо рассмеялся, глядя на Кэролайн:
- Ты все равно же передашь, так чего спрашивать? - не смотря на то, что хотелось дать этой девушке понять, что не следует продолжать разговор в подобном тоне, Клаус не ощущал никакой злости, только уверенность в том, что он еще пожалеет о том, что пришел сюда. Но тем не менее, продолжать бессмысленный разговор о Тайлере не было смысла, и нужно было перейти наконец к делу.
- На самом деле я здесь не из-за Тайлера. Я здесь из-за тебя.
Клаус замолчал, давая девушке переварить информацию, а себе собраться с мыслями.
- То, что ты вчера тоже оказалась в зале... так не должно было быть. Если ты думаешь, что это было частью моего плана, то нет - это было планом Ребекки... Мне кажется, она не до конца верила, что Тайлер выживет, и хотела, чтобы ты присутствовала в тот момент. В любом случае, это неправильно - ты не должна была этого видеть. - Клаус встал с подоконника и прошелся по комнате. - В общем, я хочу, чтобы ты знала, что я не желаю тебе зла, и тебе не нужно меня бояться. Всё это просто.. случайность. Ничего личного.
Он вновь посмотрел на Кэролайн, слегка усмехнувшись:
- У тебя есть что-нибудь выпить? Честно говоря, после вчерашнего точно нужно было выпить - если вообще не напиться. За долгое время вчера был один их тех дней, когда происходит и плохое и хорошее, и начинаешь думать, на что в первую очередь обращать внимание - слишком много событий в последнее время. Предательство Стефана, возвращение Лорейн и Маркуса, новые секреты ритуала, где двойник должен был выжить, два первых гибрида, после того как несколькими днями назад вымерла целая стая и когда Ник уже было подумал, что ничего не выйдет - это слишком для всего лишь нескольких дней.

+2

6

Gil Scott-Heron – Me And The Devil
Early this mornin', when you knocked upon my door
Early this mornin', ooh, when you knocked upon my door
And I said, hello, satan, I believe it's time to go


Спокойствие Клауса одновременно и удивляло, и раздражало. Кэролайн изо всех сил старалась казаться бесстрашной и оставаться честной, несмотря на то, кто перед ней стоял, а ему все равно. Он по-прежнему улыбается и разговаривает с ней так, как будто они давние друзья. Хотя на самом-то деле их даже давними знакомыми-то вряд ли можно называть. И по идее надо бы радоваться тому, что она до сих пор жива, несмотря на свою грубость. Но Кэр не понимала, с чего вдруг все так. Это сбивало девушку с толку. Ведь гораздо проще думать, что вот есть распределение на злодеев, героев и тех, кто придерживается нейтралитета. Злодеи всех убивают, герои спасают, нейтралитет сидит смирно дома и смотрит телевизор. И все просто. Но почему вдруг злодей не ведет себя как обычно? При стандартном раскладе дел Клаус должен был уже рвать и метать, а Кэролайн бороться до последнего и защищаться. Но этого не было. Они просто... разговаривали? И несмотря на тон Кэр, в целом вряд ли этот разговор можно было назвать битвой.
- Я что-то не заметил... К тому же, пять утра это уже не ночь, - хотелось бы блондинке возразить что-то, но что тут возразишь? Она и правда не спала. Хотя должна бы была. Но если уж говорить начистоту, то в последнее время со сном у Форбс вообще были проблемы. Нередко она засиживалась допоздна и ложилась только ближе к утру. Девушку мучили различные мысли. Думала она обо всем: о друзьях, о грозящих опасностях, о проблемах с Тайлером, о том, что будет с Еленой, о том, вернется ли Стефан... о контрольной по истории на следующей неделе, о предстоящих школьных танцах, о распродаже в торговом центре. И о последних темах думать ей было куда приятнее, чем обо всем остальном. Вот только все это казалось таким ничтожным по сравнению с вопросами жизни и смерти. И все же, пусть Кэр и правда не спала, но это не означает, что Клаус мог об этом знать. Так что возмущения Форбс оставались вполне оправданными.
- Хорошо. Обычно мы спим в пять утра. Лучше? - продолжала девушка гнуть свою линию. - Да и ты не мог знать, сплю ли я, - а теперь она еще и решила поиграть в "Следствие ведут колобки". Порой Кэролайн ненавидела в себе эту любовь к сарказму и неспособность держать язык за зубами, когда это необходимо.
- Ты все равно же передашь, так чего спрашивать?
Древний был так уверен в том, о чем сама Кэролайн еще даже и не думала. Да и не хотела думать. Рассказывать Тайлеру о визите Клауса в ее спальню представлялось не очень хорошей идеей. Зная характер парня, Кэр могла предположить, какой будет его реакция. Скорее всего Тай, не желая ничего слушать, сразу же направится к Древнему, дабы предъявить свои претензии. И хорошо еще если только в словесном варианте. Ведь Локвуд никогда не славился сдержанностью. Хотя даже если в драку он все-таки сообразит не полезть, Клаус все равно будет недоволен и раздражен. Одно слишком грубое слово и Тайлеру не жить, так как силами равняться с Древним явно не стоит. Такого расклада дел Форбс боялась больше всего. Она ведь никогда не простит себя, если Тайлер умрет по ее вине. Потому, возможно, лучше было бы умолчать о сегодняшней ночи. Но будет ли так правильно и честно по отношению к Тайлеру? Вот это уже совсем другой вопрос. Ну вот, в очередной раз от Клауса одни проблемы. Пусть сейчас он физически никому не навредил, но все равно девушке теперь добавился еще один повод для переживаний. Как будто до этого их было мало. И тем не менее, если Древнему нужен был Тайлер, то Кэр хотела знать, зачем. Что бы там ни было, раз уж он тут, то пусть рассказывает.
- На самом деле я здесь не из-за Тайлера. Я здесь из-за тебя.
По телу Кэролайн пробежались мурашки, и она вздрогнула, услышав слова Древнего. Ведь она-то готовилась к тому, чтобы услышать что-то вроде "Стефан меня предал, теперь Тайлер будет моей новой собачкой на поводке, у вас есть время до утра, чтобы попрощаться" или же "Эксперимент не удался, он умрет через несколько часов". Одно другого страшнее. Но то, что сказал Клаус сейчас... Ну не мог же он захотеть сделать ее своей новой игрушкой, которую будет именовать "другом", "подругой" или еще как-нибудь, как ему пожелается. Нет, с чего бы это. Вряд ли она могла представлять для него вообще хоть какой-то интерес. Однако он же здесь. И он здесь из-за нее. Блондинка молчала, глядя на Клауса полными удивления и ужаса глазами. Она чувствовала себя преступником, ожидающим смертной казни. Ведь от Древнего всегда лишь плохие вести, даже если выглядит он вполне мило. Даже если кажется, что он не собирается никому причинять боль.
- То, что ты вчера тоже оказалась в зале... так не должно было быть. Если ты думаешь, что это было частью моего плана, то нет - это было планом Ребекки... , - с первых же слов Кэролайн напряглась еще больше. Снова неожиданность. Судя по всему, ей нужно привыкнуть к тому, что с Клаусом бесполезно пытаться предположить, что он сделает в следующую минуту. Так же как и что он скажет. - Мне кажется, она не до конца верила, что Тайлер выживет, и хотела, чтобы ты присутствовала в тот момент. В любом случае, это неправильно - ты не должна была этого видеть. Не должна была присутствовать? Форбс была целиком и полностью уверена в том, что все было сделано специально. Что Клаус просто хотел соединить приятное с полезным - создать себе гибрида и заодно понаблюдать за чужими мучениями и слезами. Девушка ни на секунду не сомневалась в этом. А теперь? Странно. Все казалось Кэр таким странным. Весь этот их разговор. С одной стороны, Клаус вполне мог обманывать ее сейчас. Но с другой, зачем? Какой может быть его цель в данном случае? Кэролайн для него абсолютно бесполезна. Значит нет смысла врать. Но зачем приходить и оправдываться сейчас? Ведь наверняка он получил удовольствие от зрелища, даже если оно не было запланированным. Или не получил? Неужели такое возможно? - В общем, я хочу, чтобы ты знала, что я не желаю тебе зла, и тебе не нужно меня бояться. Всё это просто.. случайность. Ничего личного.
Девушка пребывала в полном смятении. Он пришел, чтобы сказать ей это? Да как такое может быть? Он - великое зло Мистик Фоллс, все его ненавидят и хотят убить, а он хочет убить всех здесь. Именно так привыкла думать о нем Кэролайн. Он принес в город столько бед, столько слез, столько настоящих трагедий. И объясняться пришел только к ней? И еще более актуальный вопрос: он и пришел объясняться?
- Ты... ты пришел извиниться что ли? - голос девушки соответствовал ее выражению лица. Крайне удивленный. Да, своей тирадой Клаус застал ее врасплох даже больше, чем тем, что появился именно тогда, когда она выходила из душа.
Все это сбивало с толку.  Только этого девушке сейчас не хватало - начать пытаться понять злодея. Хотя понять его все-таки она не могла. Этот поступок Клауса слишком выбивался из череды его обычных поступков.
- У тебя есть что-нибудь выпить? - эта фраза звучала из уст Древнего настолько странно, что Кэролайн даже не нашлась, что ответить, дабы окатить его обычной волной сарказма и ненависти. Она все еще стояла и смотрела на мужчину, находясь в каком-то странном ступоре. Однако сейчас Кэр немного пришла в себя и, кивнув, вышла из комнаты. Вернулась она с подносом, на котором стояли виски, вино, кока-кола и лежали пакеты с кровью.
- Не знаю, что предпочитает Великий и Ужасный, - пожала плечами девушка и поставила поднос на журнальный столик. - Я даже не знаю, зачем я вообще это делаю, - продолжила через некоторое время она. И правда, зачем? Следовало бы выставить Клауса туда, откуда он пришел. Вытолкать его в открытое окно, если понадобится. А она, как верная служанка, принесла ему выпивку, как он и просил. Хотя Кэролайн больше нравилось думать, что сделала это она как гостеприимная хозяйка, коей себя и считала. - Ты испортил жизни стольким моим друзьям... если и вовсе не всем! Ты сделал моего парня гибридом, и я теперь и понятия не имею, что будет дальше, но ведь с ним точно случится что-то нехорошее, да? Скажи мне правду, я должна знать! - слова девушки стали напоминать какую-то пародию на самовнушение. Как будто она твердила себе "Выстави его вон, выстави его вон, выстави...". А вслух перечисляла для себя причины, почему должна выставить его. - А еще ты чуть не убил меня на том жертвоприношении. Если бы меня не спасли, то и некому было бы сейчас... быть твоим барменом, - блондинка грустно усмехнулась, подняв глаза на Древнего. - Так и что ты все-таки предпочитаешь? - переспросила девушка, кивнув на бутылки. Или коктейль? - под коктейлем девушка подразумевала кровь и что-то из алкогольных напитков. Сама она не пробовала так делать, но мало ли, кто знает вкусы Древних.
- Почему ты здесь? - Кэролайн слишком мучил этот вопрос, чтобы его не озвучить. - Нет, я поняла, что ты не хотел, чтобы я была в зале и тебе вроде как жаль, что так случилось и все такое... но все-таки... ты стольким испортил жизнь, а пришел только ко мне, - девушка пристально смотрела Клаусу в глаза, ожидая ответа. - Насколько я знаю..., - добавила она спустя несколько мгновений. Мало ли, может у него стиль такой - сначала сделать что-то гадкое, а потом прийти, сказать, что ему жаль. А потом добить. Или сделать что-то еще более ужасное. Или же он действительно сейчас говорил искренне? Кэролайн уже не знала, что думать.
- Не знаю как ты, а я, пожалуй, выпью чего-нибудь, - блондинка плеснула в стакан виски и, разбавив его колой, выпила сразу почти все. - День выдался не из легких.

Me and the devil, was walkin' side by side
Me and the devil, ooh, was walkin' side by side


ооооп

простиии, что на этот раз не так быстро) экзамен меня убил ><

+2

7

- Хорошо. Обычно мы спим в пять утра. Лучше? Да и ты не мог знать, сплю ли я.
В другой момент Клаус наверное уже передумал бы пытаться найти с этой девушкой общий язык, но сейчас это было даже весело, в какой-то степени. Кэролайн вовсю пыталась показать, что она ничего не боится - ни битой угрожать первородному гибриду, ни язвить, пытаясь тонко намекнуть, что его появление здесь весьма и весьма не кстати. Ник и сам думал, что не кстати - для него самого попытка объяснить кому-то причину своих действий выходила за рамки привычного, и все больше было желание уйти, оставив Кэролайн и дальше рассуждать о причине столь внезапного визита Клауса. Но тогда это было бы слабостью - отказаться от собственных намерений, только потому, что в какой-то момент они показались лишними. Сколько еще раз Кэролайн и кто угодно еще попадется на пути Клауса при его попытках достигнуть собственных целей? Сколько еще пострадает, погибнет тех, кого это и вовсе не касалось - это как на войне, когда из-за споров двух сторон, гибнут невинные люди, которым и вовсе нет дела до тех самых споров. Перед ними никто не извиняется, так почему Кэролайн так запала Клаусу в душу, что он пришел сюда специально для того, чтобы сказать, что не желает ей зла? Можно подумать, ей вообще есть до этого дело. В принципе, ему-то, наверное, тоже не должно было быть..
С каждым словом Клауса выражение лица Кэролайн становилось все более удивленным - явно было, что она не ожидала подобного поворота событий. А кто ожидал то? Как поверить в то, что тот, кто никогда не ценил чужих жизней, тот кто легко и с улыбкой забирал их, может ощутить какой-то укол совести? Чем Кэролайн отличалась от других? Он никогда не замечал этой разницы, но в тот вечер, в спортивном зале, он ощутил, что все же в ней есть что-то, что привлекает его - сильнее чем казалось бы. Это странно и нелогично, но какие еще могут быть причины?
- Ты... ты пришел извиниться что ли? Кэролайн выглядела недоуменно, словно задав вопрос, она сама засомневалась в его нормальности.
- Ну... Можно и так сказать. Ты действительно думала, что привести тебя туда было частью моего коварного плана? - Клаус вопросительно посмотрел на Кэролайн, хотя знал, что ответ на вопрос он и так знает - конечно же именно так она и думала, и даже то, что он сейчас здесь, вряд ли что-то изменит в ее мнении.
Касаемо выпивки Клаус сказал просто так - не думал, то Кэролайн принесет поднос с довольно большим выбором того, чем можно улучшить настроение, или просто опьянеть, хотя бы немного. Он не показал на лице свое удивление, но тем не менее оно все же было - сегодня, кажется, день такой - точнее утро.
- Не знаю, что предпочитает Великий и Ужасный, - пожала плечами девушка и поставила поднос на журнальный столик. - Я даже не знаю, зачем я вообще это делаю.
Клаус взглянул на Кэролайн, слегка усмехнувшись, но ничего не ответил на ее слова - по сути она была права, единственным, что она должна была бы хотеть сделать, это выставить Клауса за дверь, проблема только в том, что это практически невозможно до тех пор, пока он сам не решит уйти. А он еще не собирался...
- Благодарю. Мне иногда казалось, что в доме у шерифа выпивка не водится. - он усмехнулся. - Хотя по правилам и дочери-вампирши у нее тоже не должно быть... - он улыбнулся, почти что искренне - иногда среди всей этой язвительности, которая мелькала в словах обоих, подобная искренняя улыбка была словно оазис в пустыне - навевала мысль, что может быть не все так плохо, как может быть.
- Ты испортил жизни стольким моим друзьям... если и вовсе не всем! Ты сделал моего парня гибридом, и я теперь и понятия не имею, что будет дальше, но ведь с ним точно случится что-то нехорошее, да? Скажи мне правду, я должна знать!
- Я ведь сказал уже, что никакого подвоха нет... - Клаус пожал плечами, взглянув на Кэролайн. - Оборотень, не зависящий от луны, вампир, не боящийся солнца... Я дал ему то, чем обладаю сам. И единственная плата за это - неразрушимая связь с создателем. Так что... я не скрываю своих целей, Кэролайн. - он усмехнулся, сев на кресло возле окна и глядя на девушку.
- А еще ты чуть не убил меня на том жертвоприношении. Если бы меня не спасли, то и некому было бы сейчас... быть твоим барменом.
Тут она была права - если бы Деймон тогда не вытащил Кэр и Тайлера, которые были приготовлены для жертвоприношения, сейчас этого разговора не было бы. И как теперь объяснить, что тогда ему было наплевать на них обоих, да и вообще на всех вокруг, когда от действий зависело дело тысячелетних стремлений?
- Извини. Мне тогда было не важно, кто будет жертвой. Но если тебя это утешит - я рад, что ты выжила. Может быть это звучало несколько жестоко, но зато правдиво - в любом случае, и правда ведь ничего личного не было - была только цель, средства для достижения которой не так уж и важны.
- Так и что ты все-таки предпочитаешь? - переспросила девушка, кивнув на бутылки. Или коктейль?
Клаус забрал с подноса бутылку виски, кинув взгляд на этикетку - у Форбс явно был вкус, по крайней мере, алкоголь у них был качественным.
- Виски. Всегда отдавал ему предпочтение. - Ник слегка улыбнулся девушке, глядя как она наполняет себе стакан, и разбавляет его содержимое колой - девушки любят это делать, честно говоря, Клаус никогда не мог понять, в чем смысл пить разбавленный виски - вкус ведь теряется... Касаемо коктейля... Он понял, о чем говорит девушка, но размешать виски не только колой, но еще и кровью, это вообще верх некого извращения - Клаус даже предпочел не спрашивает, делает ли Кэр так, или это было лишь предположение.
- Почему ты здесь? Нет, я поняла, что ты не хотел, чтобы я была в зале и тебе вроде как жаль, что так случилось и все такое... но все-таки... ты стольким испортил жизнь, а пришел только ко мне, - девушка пристально смотрела Клаусу в глаза, ожидая ответа. - Насколько я знаю...
Клаус тихо рассмеялся, наполняя свой стакан виски и делая глоток, после чего облизнул губы и посмотрел наконец на Кэролайн:
- Я не знаю почему. - Ник усмехнулся, почти что весело глядя на девушку. - Просто внезапно подумал, что хочу приехать к тебе и поговорить. Знаешь... Ты мне нравишься. В тебе есть огонь. Ты сильная, умная, добрая... И есть что-то, что не дало просто забыть о том, насколько тебе было страшно. Поэтому, наверное, я здесь - решил развеять твои заблуждения на тему того, что я целенаправленно хотел причинить тебе боль. Это не так. Ты ведь совсем меня не знаешь, чтобы быть в чем-то уверенной. И тем не менее, даже сейчас мне не веришь, - рассмеялся он, отпивая несколько глотков из стакана, потом, задумался на пару секунд, и осушил содержимое стакана, наполняя его заново.

+1

8

Stereophonics – Secret Smile
Nobody knows it but you've got a secret smile
And you use it only for me
Nobody knows it but you've got a secret smile
And you use it only for me


- Ну... Можно и так сказать. Ты действительно думала, что привести тебя туда было частью моего коварного плана?
- Да, - не задумываясь, ответила Кэролайн. До того, как Клаус сам рассказал, как обстояло дело, девушка была в полной уверенности, что он был только рад ее присутствию в спортзале. Все-таки чем больше горя принесешь, тем лучше. Разве не именно такой девиз злодеев? Странно, если бы все было как-то иначе. Странно, что Кэр сейчас даже задумалась о том, что может быть(лишь может быть) Древний говорит правду. Ведь зачем ему врать? Разве что у него уже есть какой-то новый коварный план, частью которого и является весь этот разговор. Вот только какой цели может послужить разговор с Форбс с утра пораньше? Все законы логики говорили о том, что Клаус просто-напросто говорит правду и ничего кроме правды. Вот только зачем все это? Кэролайн все еще не понимала. А может и не пыталась понять. В ее голове было и так слишком много вопросов. Теперь добавилось еще и это.
- Благодарю. Мне иногда казалось, что в доме у шерифа выпивка не водится. Хотя по правилам и дочери-вампирши у нее тоже не должно быть..., - последнее заставило Кэр вспомнить те времена, когда мать отчаянно отказывалась принимать ее такой, какая она теперь есть. А ведь времена были тяжелые. Тогда девушка почти смирилась с мыслью о том, что никогда не сможет быть абсолютно честной с собственной мамой. А ведь порой ей так нужна была ее помощь и поддержка. Как, впрочем, и любой девушке, особенно в таком возрасте. Пусть на какие-то обыденные темы разговаривать они все-таки могли, но все равно Кэролайн было очень тяжело, так как она понимала, что знай мать о ней всю правду, она никогда бы не посмотрела на дочь так же. Хорошо, что все исправилось. Значит все-таки бывает в жизни и что-то хорошее.
- Почему? Шериф же не священник, - сказала девушка первое, что пришло в голову в ответ на реплику Клауса.  - К тому же, шериф же живет не один, - она снова улыбнулась и краем глаза взглянула на их с мамой фотографию. - Хотя с этим были некоторые... проблемы. Не с алкоголем, если ты понимаешь, о чем я... - блондинка тяжело вздохнула и уставилась в пол. Не очень приятные воспоминания, да и непонятно, с чего вдруг она вообще говорит Клаусу подобные вещи. Что он может понимать в этом? Его родители давно мертвы. По крайней мере, насколько знает Кэр. Да и не представляла девушка, что у главного злодея могуть быть проблемы в семье и главное - что его это может хоть как-то волновать. Не должна была представлять. Но, видимо, было в его улыбке что-то такое, что заставляло верить. Что-то теплое и правдивое. Хотя как Кэролайн может судить? Она ведь видела Клауса всего раз в своей жизни. И никаких хороших впечатлений от той встречи не осталось. Лишь очередной воспоминание о дне, наполненном слезами и болью. И несмотря на это, сейчас Древний казался ей каким-то другим. Тогда в зале он тоже улыбался. Но так - ни разу.
- Я ведь сказал уже, что никакого подвоха нет... Оборотень, не зависящий от луны, вампир, не боящийся солнца... Я дал ему то, чем обладаю сам. И единственная плата за это - неразрушимая связь с создателем. Так что... я не скрываю своих целей, Кэролайн, - и вроде бы все это звучало как нечто хорошее, но Кэролайн не переставала переживать. Как только девушка задумывалась о том, что же будет дальше с Тайлером, какие только картины ей не представлялись. Ведь ложь всегда звучит так сладко. Так что же мешает и этим словам быть ложью? К тому же, плата явно смущала девушку.
- Связь? - она удивленно вскинула бровь, - Что за связь? -вот уж чего Кэролайн точно не хотела, так это какой-то непонятной и нерушимой связи ее бойфренда с Клаусом. Только этого им не хватало для полного счастья. Тем более, она действительно не понимала, что за связь может быть между ними и как это будет работать теперь. - Он будет твой собачкой на поводке? - девушка снова напряглась, хотя пару минут назад чувствовала себя так спокойно и расслабленно. Но вот эти слова о Локвуде просто не могли вызвать у нее другую реакцию. Если уж беда близко, то надо быть готовой заранее. Кэр снова начала закипать.
- Извини. Мне тогда было не важно, кто будет жертвой. Но если тебя это утешит - я рад, что ты выжила.
Дальнейшие слова Клауса ничуть не разрядили обстановку. Напротив, они злили Кэролайн еще больше. Да как так вообще можно? Как можно быть таким равнодушным к окружающим? Как можно так безжалостно убивать людей ради выполнения собственных целей? У Форбс это в голове не укладывалось, ведь она сама никогда бы не смогла поступить подобным образом. Даже если эти люди для нее не имеют значения, даже если они вообще не играют никакой роли во Вселенной, то это не значит, что они заслуживают смерти. Никто не заслуживает.
- Конечно..., - пробубнила девушка себе под нос. - Главное ведь выполнить свой план. И неважно, сколько людей при этом умрет. Так? - голос Кэр повышался, глазами она же, казалось, пыталась просверлить в Клаусе дыру, -  Неважно, сколько боли придется кому-то пережить. Да все неважно... кроме плана, так? - девушка схватилась руками за голову и повернулась вокруг своей оси, тяжело дыша от внезапно напавшей на нее злости. - Хотя, конечно, чего я еще ожидала... это же ты, - и правда, а чего она ждала в ответ на этот вопрос? Что он станет извиняться и говорить о том, как ему жаль? А не слишком ли многого девушка желала? В конце концов, никогда нельзя забывать, с кем имеешь дело. Но, видимо, неожиданная цель визита Клауса и его искренняя улыбка немного сбили Кэр с толку. Но какой смысл сейчас злиться по этому поводу? Какой смысл бросаться обвинениями? Вряд ли Клаус мог сказать в ответ что-то другое. А если и сказал бы, то это было бы враньем и не более того. А Форбс уже давно поняла, что лучше уж знать правду. Всегда. Тем более в таком случае, как сейчас, когда сомнений и быть не может. - Спасибо за честность, - произнесла она, глядя в верхний угол комнаты и нервно переминаясь с ноги на ногу. Голос Кэролайн звучал уже гораздо спокойнее, хотя нотки нервозности все еще присутствовали. - По крайней мере, ты умеешь говорить правду, - сказав это, Кэр присела на кровать напротив кресла, которое уже занял Клаус, и потянулась к пустому стакану. Раз уж она принесла все эти бутылки с первого этажа, то не стоять же им без дела.
Знаешь... Ты мне нравишься. В тебе есть огонь. Ты сильная, умная, добрая..., - глаза девушки округлились. Нравится? Она нравится тому, кого все считают главным монстром в мире? Она даже не знала, что ответить на такие слова. Да она даже не знала, что Клаусу вообще может кто-то нравиться кроме его самого и его извращенных планов по захвату мира, убийству ни в чем не повинных людей, созданию армии гибридов и так далее? Неужели и в нем есть какая-то человечность? Хотелось бы верить, что нет, ее нет и быть не может. Но эта улыбка... и этот смех... такой настоящий, такой особенный. Хотя все равно Кэролайн было сложно поверить в слова Клауса. И не только потому, кем является он. Но еще и потому, кто она. Несмотря на, казалось бы, удачный опыт отношений с Тайлером, в глубине души Кэр все еще была той девочкой, на которую никто и никогда не обращает внимания. Да, она стала умнее, сильнее, она морально выросла. Но в душе по-прежнему жила и та девочка. А теперь она нравится тому, кому по идее вообще никто нравиться не должен? Несмотря на всю неправдоподобность, в какой-то степени это льстило девушке. Она даже легко улыбнулась. Правда вскоре улыбку Кэролайн все-таки подавила. Не дело это - улыбаться Клаусу. - И есть что-то, что не дало просто забыть о том, насколько тебе было страшно.
- Мне не было страшно! - выпалила Форбс, перебив мужчину. - Ну за себя, по крайней мере, - наверное, глупо было отрицать страх. Но ведь она и правда боялась больше за Тайлера, чем за себя. Когда дело касается близких людей, то Кэр всегда забывает о себе. Особенно когда дело касается Локвуда.
Поэтому, наверное, я здесь - решил развеять твои заблуждения на тему того, что я целенаправленно хотел причинить тебе боль. Это не так. Ты ведь совсем меня не знаешь, чтобы быть в чем-то уверенной. И тем не менее, даже сейчас мне не веришь.
И правда, не знает. Да и, если начистоту, то никогда и не хотела знать. Будь воля Кэролайн, она бы сделала так, чтобы никогда даже не услышать имени Клауса. Ведь тогда ее близкие люди могли бы быть счастливы. И сама она пережила бы гораздо меньше, чем ей пришлось пережить. И несмотря на все это, она сидела и слушала, что еще он скажет. Несмотря на это, она почти верила в его слова.
- Верю, - ровным тоном проговорила она, - Вот только это ничего не меняет. В этот раз может ты и правда не хотел причинить боль мне... но другим-то хотел. Между прочим тем, кого я люблю. А что ты сделал со Стефаном и Еленой... Они так любили друг друга и что теперь? Ты ведь понятия не имеешь о том, через что ей пришлось пройти, - Кэролайн была так упряма в своих обвинениях. Даже понимая, что все это бесполезно, девушка продолжала перечислять их. Наверное, это больше было даже не столько для того, чтобы высказать Клаусу свое недовольство, сколько просто чтобы напомнить себе, кто он на самом деле. Убийца. Зло. И то, что сейчас вдруг ни с того ни с сего он ведет себя как-то иначе, ничего не значит кроме того, что он придумал для себя новую игру. И будь сегодня другой день, Кэр сделала бы все, чтобы выставить Клауса за дверь. И сделает, если представится такая возможность. Но сегодня день выдался действительно очень тяжелый. К тому же, спать не хотелось, а одной быть было печально. Ирония судьбы, что единственной возможной компанией для нее оказался именно Клаус. Смешно и грустно в то же время. Ведь по сути всем наплевать. Кэролайн пережила сегодня такое потрясение, а ни один из ее так называемых друзей, которых она так защищает, не позвонил, не пришел, не спросил, как она. Пусть все это не помогло бы Форбс и скорее всего даже раздражало бы, но все-таки... где их хваленая дружба? Где? Виден лишь эгоизм. А ведь Кэролайн, в свою очередь, всегда летела чуть ли не на крыльях к каждому из них, когда они нуждались в поддержке. Жаль, что взаимностью никто не ответил. Сейчас. Когда в этом нуждалась она. Зато негаданно-нежданно здесь оказался Клаус - тот, от кого девушка ожидала лишь боль и страдания. И как ни странно, принес он с собой не издевательства, а извинения.
Кэролайн снова наполнила стакан виски, после чего потянулась к бутылке с колой, но остановилась. - К черту, - она все еще чувствовала, что они с Клаусом как будто находятся в каком-то странном противостоянии друг другу. Им не за что воевать, у них нет причин соревноваться, но Кэр не собиралась уступать ему ни в чем. Раз уж он пьет чистый виски, то и она будет. Логика, наверное, несколько блондинистая, но перед вами же и есть блондинка. - Ну что, за честность? - она подняла стакан, после чего сделала несколько глотков и опустила его на столик. - Кто бы мог подумать, что ночь... то есть утро, будет таким, - выпила девушка не так много, но на разговоры ее уже немного потянуло. - Странно это, - девушка не прекращая думала о том, насколько странно вообще все происходящее, но озвучила это впервые. - Может это вообще сон, и ты мне кажешься? Я слишком много переживала сегодня и потому такое вполне возможно, да ведь? - Кэр вновь взяла в руки стакан и допила виски, после чего долила себе еще. - Да, точно. Это все галлюцинация, - постановила наконец Форбс. На самом деле она понимала, что все происходит в реальности. Вот только не хотела больше думать о том, почему, зачем, что будет дальше. Раз уж каким-то странным решением судьбы так случилось, и она разговаривает с Клаусом и попивает виски, то... да будет так.

+1

9

Не нужно было слышать ее "да", чтобы и без того быть уверенным в том, что Кэр ни капельки не сомневалась в том, что всё произошедшее было грандиозной задумкой Клауса, просчитанной до мелочей. С одной стороны, она конечно была права - Ребекка притащила Тайлера в спортивный зал по просьбе Ника, но с другой стороны, он не мог отвечать за каждое действие своей сестры, которая мало чем отличалась от самого Клауса и имела привычку достигать задуманного: захотела мести Кэролайн - устроила, захотела доказать, что может достичь всего, чего пожелает - доказала. Следить за каждым ее шагом Клаус не собирался за отсутствием времени и желания, к тому же, по большому счету, ему обычно было наплевать, кто лишний пострадает на пути к очередной цели, за исключением некоторых индивидов, к которым каким-то образом приписалась и Кэролайн Форбс.
- Почему? Шериф же не священник. К тому же, шериф же живет не один, - она снова улыбнулась и краем глаза взглянула на их с мамой фотографию. - Хотя с этим были некоторые... проблемы. Не с алкоголем, если ты понимаешь, о чем я..
Да, Клаус понимал, о чем говорила Кэролайн, хоть и пыталась сгладить тему разговора, не желая углубляться в подробности. Он не знал в точности, какие у Кэролайн отношения с матерью, есть ли отец - хотя слышал что-то о неком Билле Форбсе, но никогда его не видел, хотя может если бы и увидел, не отличил бы от толпы точно таких же людей, до которых ему нет дела. Но зато он знал, что Кэр после ее обращения скорее всего пришлось нелегко - вряд ли ее мать, являясь членом Совета Основателей, с радостью приняла дочку-вампиршу. Подобные вещи в любые времена и в любых странах были бы слишком рискованны - узнай Совет, что дочь Лиз  Форбс, охотницы на вампиров, сама вампир, Лиз рискнула бы местом не только в совете, но, возможно, нашла бы еще смертельную расплату в виде особенно мстительных соратников.
- Понимаю. Правда уверен, что твои проблемы в семье могли решиться гораздо проще, чем мои. Они... не длились у тебя тысячелетие, да и убить тебя никто не планировал. По крайней мере, хочется в это верить. - он усмехнулся, взглянув на девушку, и делая очередной глоток виски - вкус действительно был по-настоящему хорош, хотя в нынешнее время сложно найти выпивку без всякого рода лишних примесей, которые в нее добавляют - все больше только красивые бутылки и полная безвкусица внутри.
Касательно Тайлера нужно было говорить с Кэролайн без подробностей - это Ник понял уже потом, когда увидел выражение лица девушки, когда та услышала его слова про некую связь с создателем. Клаус мог бы не говорить ничего про это, но гребаная привычка избегать лжи иногда портила всю картину. Может быть он привык, что все равно всегда выходит победителем из любой проблемы, а потому нет смысла врать, изворачиваться и обходить правду стороной, даже если это задевает чьи-то чувства. Сегодня он услышал, что Кэролайн хочет знать, что будет в дальнейшем с ее парнем, и Ник ей ответил - правда наверное тем самым накликал на себя лишние вопросы со стороны мисс Форбс.
- Связь? - она удивленно вскинула бровь, - Что за связь? Он будет твой собачкой на поводке?
Клаус тихо рассмеялся, покачав головой:
- Боже, что за выражения! Не совсем, ты преувеличиваешь... - Ник сделал глоток виски, после чего посмотрел на девушку - в глазах были искорки какой-то веселости. - Мне нужны союзники, а не рабы, Кэролайн. В этом есть разница. Какой смысл было спорить с ней? Она все равно ведь останется при своем мнении. Было бы странно, если бы это было не так. Кэролайн не из тех, кто слепо верит во всё, что им говорят, и не из тех, чье мнение зависит от навязанного со стороны. Это тоже было ее плюсом, хотя сейчас периодически даже раздражало. С какой бы целью Клаус не был тут, в ее комнате, он не собирался обсуждать с ней свою жизнь или свои план, а она настойчиво пыталась уколоть тем, что он чуть ли не зло мирового масштаба.
- Конечно... Главное ведь выполнить свой план. И неважно, сколько людей при этом умрет. Так? Теперь Кэролайн, которая казалось бы только успела слегка успокоиться, снова стала напряженной, к тому же, еще и злилась - Клаус чувствовал, что если бы у нее была возможность убить его прямо сейчас, она именно это и сделала бы. Может быть попытки объяснить ей что-то и правда были слишком глупы - она все равно не поймет. Окажись он на месте Кэролайн, Ник тоже этого бы не понял, наверное.
- Неважно, сколько боли придется кому-то пережить. Да все неважно... кроме плана, так? Хотя, конечно, чего я еще ожидала... это же ты.
- Я пришел сюда не для того, чтобы обсуждать свои действия, Кэролайн. Все кто умер... На то были причины, либо просто... случайности. Если хочешь найти виноватого, начни с тех, кто заварил эту кашу несколько сотен лет назад. - Клаус улыбнулся, и в этой улыбке было больше сарказма и раздражения, чем за всю эту ночь - точнее, уже утро. Он ненавидел когда кто-то, кто ничего о нем не знает, пытается комментировать его действия, чему-то учить, пытаться надавить на совесть, которую Клаус удачно затыкал на задний план, и до сих пор, это было лучшим вариантом.
Не смотря на эту часть разговора, ему все же удалось вновь увидеть на губах Кэролайн улыбку - Клаус хоть и не мастер комплиментов, но зато говорил именно то, что думал - в ней и правда было что-то, что привлекало - он ведь сейчас здесь, и ему есть какое-то дело до того, улыбается она или злится - хотя наверное еще одна причина этого - не портить собственные нервы.
- Мне не было страшно! - выпалила Форбс, перебив мужчину. - Ну за себя, по крайней мере.
Клаус вскинул брови:
- Не имеет значения за кого - я видел твой страх, он был в твоих глазах. Ты можешь и дальше притворяться сейчас, что я не прав, но главное, что ты сама знаешь правду. - Ник улыбнулся, весело посмотрев на Кэролайн - иногда она и правда казалась забавной, такой наивной маленькой девочкой, которая наверное все еще продолжает верить в мир во всем мире и розовые очки, за которыми прячется вся грязь окружающего мира. Взгляд снова прошелся по фотографиям над столом возле стены. Ее мать, ее друзья, Тайлер... В какой-то момент Ник даже подумал, каково это, когда кто-то готов отдать за тебя жизнь, сходить с ума от страха, только потому, что настолько сильно любит - в этом смысле Локвуду можно было лишь позавидовать. Клаус подумал о Лорейн и лишь усмехнулся - вчерашний разговор, кажется, прояснил ситуацию лучше, чем казалось по началу.
- Верю, - ровным тоном проговорила Кэролайн, чем отвлекла Ника от мыслей, и он вновь посмотрел на нее, покрутив в руке стакан, и вскоре опустошив его. - Вот только это ничего не меняет. В этот раз может ты и правда не хотел причинить боль мне... но другим-то хотел. Между прочим тем, кого я люблю. А что ты сделал со Стефаном и Еленой... Они так любили друг друга и что теперь? Ты ведь понятия не имеешь о том, через что ей пришлось пройти.
"Люблю". Как-то резануло это слух, но Клаус мысленно отмахнулся от этого, решив что просто не может ощущать ничего подобного... ревности? Ник нахмурился, решив перейти ко второй части фразы, сказанной девушкой.
Ну... Я знаю, через что проходит каждый двойник рода Петровых... Через двух мужчин, из которых они не могут выбрать одного до самой, наверное, смерти.
Все-таки, Кэролайн, кажется, ждала каких-то комментариев к сказанному, может быть надеялась, что Ник согласится и скажет что и правда был не прав. Нет, на самом деле такой поворот разговора просто злил.
- Это твое личное мнение. - Клаус серьезно посмотрел на девушку. - Я пришел сюда поговорить не о других, а о тебе. А Стефан сам не плохо справляется в том, чтобы испортить отношения с Еленой. Хотя, должен признать - ему долго удавалось меня проводить, и изображать скорбящего влюбленного, тогда как Елена была вполне себе жива...
Совсем вылетело из головы, что сразу после визита к Кэролайн, Ник собирался "проведать" Стефана - дождаться наконец его в доме, и сказать, насколько плохо обманывать Клауса и что за это может быть. Он уже предвкушал этот момент.
Кэролайн сказала что-то про галлюцинации - вот они, розовые очки: лучше верить в то, во что верить проще, чем в то, над чем придется еще долго задумываться. Она не могла поверить, что Клаус здесь, в ее комнате, и вроде как без лишних коварных намерений в ее сторону, а он, в свою очередь, предполагал, что еще успеет пожалеть об этом своем визите. Стакан сменялся стаканом, вроде бы уже третьим - трезвыми они точно не останутся...
- Может это вообще сон, и ты мне кажешься? Я слишком много переживала сегодня и потому такое вполне возможно, да ведь?
Клаус рассмеялся:
- Возможно. И раз это только сон, мы сейчас просто посидим тут, напьемся, поболтаем и я уйду. Хотя если ты против, я могу уйти прямо сейчас - по сути, я уже сказал всё, что собирался. - он пожал плечами, подавшись на кресле чуть вперед и вопросительно глядя на Кэролайн: - Ну так что? Мне уйти?

+2

10

All About Eve – Are You Lonely
Do you feel so small
On sunday afternoon
In your loveless house
Full of empty rooms

Are the dark seeds there
In the blood we share
Tell me... are you lonely ?


- Я пришел сюда не для того, чтобы обсуждать свои действия, Кэролайн. Все кто умер... На то были причины, либо просто... случайности. Если хочешь найти виноватого, начни с тех, кто заварил эту кашу несколько сотен лет назад.
Или же стоило поискать виноватых и среди тех, кого защищала сама Кэр. Как бы сильно она не любила Елену, но в глубине души блондинка понимала, что во многом виновата именно ее подруга. Да, она всего лишь родилась двойником. Да, она не просила этого. Но кто мешал ей обратиться уже давно? В этом нет ничего страшного. Сначала кажется, что весь мир рухнул, и ты стала чудовищем, но на самом -то деле довольно быстро привыкаешь. И все уже видится не в таких темных тонах. Наряду с минусами начинаешь видеть и плюсы, которых не так уж и мало. И что самое главное - тогда Гилберт могла бы быть со Стефаном хоть целую вечность. Касательно этого у девушки вообще было двоякое мнение. С одной стороны, она понимала Елену, но с другой - какие могут быть у них с Сальваторе перспективы? Она состарится и умрет. Он же всегда будет молод и привлекателен. И никогда не сможет дать ей семьи и прочего, о чем та мечтает. Форбс когда-то уже говорила все это подруге. И пусть тогда это было по большей степени из страха перед Кэтрин, но в глубине души Кэролайн понимала, что те ее слова были правдой. Хоть и не хотелось этого признавать. Но и правда Елене давно уже нужно было позволить себя обратить ради блага всех тех, кто ей дорог. Ведь она постоянно говорит о том, что не может больше терять людей. Так пусть сделает что-то с этим! Говорить все горазды. Но судят человека не по словам, а по действиям. Так что пусть саркастичный тон Клауса и вызывал у Кэр желание спорить и спорить до скончания веков, но она промолчала. Его слова натолкнули девушку на такие размышления, которые ей совсем не нравились. Не дело так думать о своих лучших друзьях. Лучше уж снова отправить это свое мнение куда-то в глубину души. Так всем будет проще.
- Не имеет значения за кого - я видел твой страх, он был в твоих глазах. Ты можешь и дальше притворяться сейчас, что я не прав, но главное, что ты сама знаешь правду.
И снова он был прав. Кэролайн даже пугало то, сколько раз за сегодняшнее утро она мысленно согласилась с Клаусом. Как бы она не злилась на то, что он сотворил с Тайлером и ее друзьями, как бы не возмущалась и не выражала свое недовольство, но на деле, слыша слова Древнего, она просто ничего не могла с собой поделать, кроме как согласиться с ним. И не потому что боялась, не потому что так было нужно. Просто, видимо, честность заставляет верить. Да и здравый смысл в его словах имелся. Наверное, будь Форбс на месте Елены, и она никогда бы не смогла взглянуть на ситуацию с другой стороны. Но сейчас могла. Все-таки лично ей Клаус не причинил вреда. Почти не убил однажды, но ведь "почти" не считается? Все же сейчас она жива, в полном здравии, а если все, что говорит Клаус, истина, то и ее парню повезло оказаться оборотнем и оказаться в городе, когда Древний решил создать гибридов. Нельзя сказать, что Кэролайн перестала волноваться за Локвуда, но на самую малость она все же стала рассматривать и такой вариант, что это правда пойдет на пользу ее парню. По крайней мере, ему больше не придется переживать эту ужасную боль. Она и сама видела, какого это. Видела невероятную боль в его глаза, слышала его крики, переходящие в звериный рык. Пусть Кэр всегда с мужеством выдерживала все это, но картина поистине ужасна. А теперь этого больше не будет. Да и сам Тайлер был ведь вполне доволен своим преобразованием. Может пришло время и ей смириться и порадоваться? Но нет, радоваться пока не получалось. Зато девушка хотя бы встала на путь к смирению.
- Это твое личное мнение. - серьезный взгляд Клауса заставил Кэролайн отвести глаза. Дабы это не выглядело как поражение в игре в "гляделки", девушка тут же потянулась к бутылке и снова наполнила стакан, сразу же отпив немного. - Я пришел сюда поговорить не о других, а о тебе. А Стефан сам не плохо справляется в том, чтобы испортить отношения с Еленой. Хотя, должен признать - ему долго удавалось меня проводить, и изображать скорбящего влюбленного, тогда как Елена была вполне себе жива...
Форбс терпеть не могла подобные повороты событий. Обычно так бывает только в кино. Злодея раскрывают с иной стороны, чтобы зрители относились к нему как-то по-другому. А если еще и харизматичного актера подберут, то у последних просто нет шансов, они будут любить злодея и сочувствовать ему, ненавидя главных героев за то, что они не могут понять эту потерянную душу. Сейчас все, конечно, было не настолько запущенно, но все же Кэролайн заметила, что несмотря на негодование по отношению к Стефану, в глазах Клауса проскользнула и тень грусти. Как будто Сальваторе был действиельно ему близок, как будто он не был просто игрушкой. Как будто они были... друзьями? Да, наверное, именно это и показалось Кэр.
- А вы с ним... неужели вы успели подружиться со Стефаном? - тут же озвучила девушка вопрос, который так и крутился у нее на языке, - Он же ненавидел тебя... как... в смысле как такое вообще возможно? Не думаю, что он проявлял какие-то дружеские симпатии к тебе после того... ну ты знаешь после чего, - на этот раз Форбс даже не стала снова вспоминать длинный послужной список Клауса, где отмечен каждый его злодейский поступок, причинивший боль Елене и Стефану. В конце концов, она же не попугай. Зачем же повторять одно и то же столько раз... вряд ли это изменит прошлое. Да и вряд ли это заставит Клауса раскаяться в своих действиях. Все-таки у него были свои причины, чтобы делать то, что он делал. Пусть Форбс они неизвестны, да и вряд ли будут понятны с ее собственной колокольни, но ведь они есть. Потому бесполезно пытаться убедить Древнего в том, что он неправ. Для себя он все равно прав.
- Возможно. И раз это только сон, мы сейчас просто посидим тут, напьемся, поболтаем и я уйду. Хотя если ты против, я могу уйти прямо сейчас - по сути, я уже сказал всё, что собирался. По идее, Кэролайн должна была выдать ответ сейчас так же быстро, как совсем недавно сказала, что была уверена в том, что она тоже была включена в коварный план Клауса по созданию из Тайлера гибрида. Но на этот раз что-то остановило ее. Не то сказывалось то, что девушка не хотела быть в одиночестве, а друзьям не было до нее особого дела, не то природная доброта и постоянное желание понять абсолютно всех, не то виной всему был алкоголь, но факт остается фактом - в горле Форбс как будто застрял ком. Она вообще не хотела отвечать. Гораздо проще было просто разговаривать, не принимая никаких решений. Как будто у нее не было выбора. Как будто раз уж он был тут, то она была обязана с ним беседовать, хочет она того или нет. Сейчас же все становилось сложнее. Хотелось бы Кэролайн, чтобы отвечать ей так и не пришлось, и Клаус принудил ее согласиться с его присутствием в комнате. Но нет, он молчал и лишь смотрел на нее. - Ну так что? Мне уйти? - смотрел и ждал ответа, которого Форбс не хотела давать. В комнате повисла тишина. Кэролайн переводила взгляд с одной стены на другую, будто бы желая найти какой-то выход, но выхода найти ей так и не удавалось. Девушка так разволновалась, что даже пульс ее участился вместе с дыханием, а к лицу прилила кровь. - Нет, - она сама не поняла, как сказала это короткое слово. Вроде бы собиралась сказать "да, уходи и никогда не возвращайся", но сказала лишь "нет". - Останься, - наконец Кэролайн снова смогла остановить взгляд на Клаусе, хотя для нее это все еще было тяжело. Девушка смотрела ему в глаза и понимала, что совершает огромную ошибку. Но все равно совершала ее. Кэролайн сидела на самом краю кровати и не отводила глаз от Древнего. Мысленно она уже как только себя не ругала, но в то же время не могла сопротивляться желанию узнать этого мужчину. Она может сколько угодно бросаться язвительными фразами, но под воздействием алкоголя человек чаще всего становится просто собой. Без притворства. И если откинуть вполне обоснованную всеобщую ненависть общественности к Клаусу, то он будет просто недопонятым человеком. Таким же, как и все они. За исключением того, что его никто понять и не пытался. И почему же Кэролайн всегда нравилось брать на себя эту роль - той, кто поймет и поддержит. Но что бы Кэр не думала, своими действиями она все равно не собиралась уничтожать между ними невидимую стену. Они из разных миров. И это лишь одно утро. Утро, когда они оба пьяны, и нуждаются в ком-то, с кем можно просто поговорить. - Или ты хочешь, чтобы я все выпила самостоятельно? - блондинка улыбнулась и налила виски на этот раз и себе, и Клаусу.
- И знаешь, меня ведь планировали убить родители, - грустная усмешка коснулась губ Кэролайн. Непонятно, с чего вдруг, но сейчас она вспомнила фразу Клауса о семье, которую тогда оставила без комментариев, но почему-то вспомнила сейчас. Наверное, действовал алкоголь. Определенно, дело было в нем. Где-то глубоко внутри девушка все еще пыталась не сболтнуть лишнего, но в конце концов, чем может навредить невинный рассказ о тяжелых семейных отношениях. - Не тысячелетиями, конечно, но за этот год мать мне несколько раз сказала, что у нее нет дочери, узнав... узнав, кем я стала, - печальные воспоминания, но сейчас все-таки было уже легче. По крайней мере, с матерью. - А отец... что ж, он приковывал меня к стулу и пытал вербеной и солнечным светом, пытаясь меня "починить". Не починил, как видишь..., - странно, но Кэролайн умудрялась улыбаться, даже несмотря на то, о каких печальных событиях рассказывала. Пусть улыбка была грустной, но по крайней мере это не слезы. - Стоп, твои родители хотели убить тебя тысячелетие? Что же ты им такого сделал? - осознание тех слов Клауса ударило девушку словно током. Такого она и подумать не могла. - Нет, ты конечно много дел наворотил за все это время, я уверена, но ведь... когда-то ты был человеком, да? Когда-то не было этого послужного списка и..., - раньше Кэр никогда не задумывалась об этом. Она привыкла считать Древних злом во плоти. Но ведь они когда-то были такими же, как она, как ее друзья. Семьей. Наверное, были. - За что? - девушка даже не была уверена в том, что Клаус станет отвечать. Но ей действительно хотелось бы услышать ответ. Его сторону истории. Раз уж это ночь откровений и ночь, когда в голове Кэр рушатся стереотипы касательно всех древних и Клауса в частности, то чем больше она узнает, тем лучше. Потому она просто смотрела на него и ждала реакции.

While love lives, while suns set
While snowmoons rise in november skies
While ties bind while souls cry
While oceans ride in an endless tide
While love grows, while blood flows
While truth is real you need never feel alone

+1

11

- А вы с ним... неужели вы успели подружиться со Стефаном? - тут же озвучила девушка вопрос, который так и крутился у нее на языке, - Он же ненавидел тебя... как... в смысле как такое вообще возможно? Не думаю, что он проявлял какие-то дружеские симпатии к тебе после того... ну ты знаешь после чего.
Клаус вскинул брови, вопросительно глядя на Кэролайн - что именно она имела ввиду? Ее вопрос звучал так, словно что-то в словах Ника она приняла за сожаление, когда он упомянул в разговоре Стефана. Может быть какое-то сожаление и правда было - в том, что Клаус на какой-то момент действительно хотел поверить в то, что их дружбу со Стефаном еще можно вернуть, что то, о чем говорит Сальваторе - чистая правда, и что его улыбка - искренняя. Ник мог внушить ему что угодно и пользоваться тем, что у Стефана не было бы возможности поступить как-то иначе, против воли Клауса. Но он хотел, чтобы всё было по-настоящему. А зря, потому что надежды не оправдались, к тому же, как говорится, если хочешь получить что-то, приди и возьми это сам, а не надейся на кого-либо. Да и дружба, как таковая, бывает чаще всего односторонняя, а потому лучше вообще избегать подобных отношений: привязанности, дружбы, влюбленности и всего того, что может здорово подпортить планы, нервы и дать зародиться какой-то слабости, которую рождали все подобные эмоции. К чему это, если Ник давно привык жить совсем иначе?
- О чем ты? - Клаус усмехнулся, отпивая глоток виски и вновь посмотрев на Кэролайн. - Это скорее воспоминания из прошлого, не более того. Твой Стефан не всегда был таким, каким ты его знаешь, вы все. А сейчас... Нет, ты ошибаешься. Никакой дружбы. Только выгодное сотрудничество. Было. В прошедшем времени. - он мило, но не без сарказма улыбнулся, делая очередной глоток виски. Клаус пришел сюда для того, чтобы оставить подарок для Кэролайн, и просто уйти, но вместо этого теперь, кажется собрался напиться... Может быть, стоило конечно отметить удачу последних дней. Вот только тостов придется избежать - Кэролайн за это точно пить не будет. Тем не менее, Клаус об этом не задумывался - он вообще  был уверен, что мисс Форбс воспользуется его предложением и попросит его покинуть этот дом, когда Ник только дал понять, что вариант "нет" тут возможен. Правда его предположение не оправдалось. Все таки, эта девушка и правда чем-то отличалась от других, а Ник еще раз отметил для себя, что именно ее непохожесть на кого угодно породила в нем интерес, по крайней мере, он хотел верить в то, что это и есть причина того, почему он сейчас здесь, в этой комнате.
- Нет, останься. Или ты хочешь, чтобы я все выпила самостоятельно? Клаус удивленно вскинул брови, после чего слегка улыбнулся - он действительно не ожидал такого поворота событий, хотя даже сейчас знал, что этого временного перемирия вряд ли хватит надолго, правда надолго и не нужно было - только на это утро, которое оказалось столь неожиданным и непредсказуемым. Потом всё вернется на круги своя - должно вернуться.
Что заставило Кэролайн пойти на то, чтобы сидеть сейчас с главным врагом всего города и распивать алкоголь, даже при том, что она явно опасалась за собственную безопасность - кто знает, может быть через минуту после того, как он сказал, что не собирается причинять ей зла, решит вдруг оторвать молодой вампирше голову? Может быть Кэролайн тоже хоть иногда, но ощущала себя одинокой? И сейчас ей просто нужна была компания, для того, чтобы вновь не погрузиться в собственные проблемы?
- И знаешь, меня ведь планировали убить родители. Не тысячелетиями, конечно, но за этот год мать мне несколько раз сказала, что у нее нет дочери, узнав... узнав, кем я стала. А отец... что ж, он приковывал меня к стулу и пытал вербеной и солнечным светом, пытаясь меня "починить". Не починил, как видишь...
Клаус нахмурился, глядя на Кэролайн. Для ее восемнадцати лет подобные вещи тоже значили слишком многое, и то, что она сейчас вот так решила открыть то, что было у нее внутри, значило гораздо большее, чем она думала - дело в том, что в подобных вещах ее никто бы не понял лучше, чем Клаус, как бы забавно это не звучало.
- Твоя мать примет тебя - насколько мне кажется, она не из тех матерей, которые желают своим детям зла. - наверное, это должно было звучать как попытка успокоить эмоции Кэролайн, которые выражались в ее глазах. - А отец... Ну что я могу сказать, родственников не выбирают. - с некой долей сарказма проговорил Клаус, допивая содержимое стакана. Не слишком хотелось разворачивать эту тему, но не всё иногда зависит от желаний. Правда собственного прошлого Клаус предпочел бы и вовсе не касаться.
- Стоп, твои родители хотели убить тебя тысячелетие? Что же ты им такого сделал? Нет, ты конечно много дел наворотил за все это время, я уверена, но ведь... когда-то ты был человеком, да? Когда-то не было этого послужного списка и... За что?
К сожалению, в какой-то момент возникает понимание, что определенной темы избежать не удастся, и любопытная собеседница захочет задать пару вопросов. Может быть даже дело не в любопытстве, а в том, что она уже вроде как открыла свою душу и выложила то, что ее столько времени терзает. Другое дело, что Клаус на это не подписывался - это было бы верхом глупости обсуждать сейчас с ней подробности того, с чего пошли семейные проблемы Первородных.
- Это не у меня надо спрашивать. - он усмехнулся, посмотрев на девушку. - Так же как и то, почему все остальные члены семьи были готовы на предательство. Думаю, проблема в том, что настоящей семьей мы никогда и не были. В любом случае, это уже не важно. - он улыбнулся, глядя на Форбс. - У всех есть прошлое, о котором не хочется вспоминать, Кэролайн. Зато оно дает направление будущему, и решает слишком многое. Надеюсь, что ты никогда не будешь несколько столетий подряд разваривать кашу, которую когда-то заварили твои родители. Так что... Твой случай чуть проще. Клаус вновь наполнил себе стакан, мимолетом вспомнив про то, что во внутреннем кармане куртки до сих пор лежала та самая коробочка, которую он по началу собирался оставить на кровати Кэролайн. Сейчас это было бы весьма не кстати, и он решил временно снова забыть о подарке, который, собственно говоря, должен заменить всю эту речь, которую пришлось произносить Кэролайн - кажется, он даже извинился. Правда что-то подсказывало, что за это утро они еще раз умудрятся поругаться,..

+1

12

Devics – Red Morning

I wanna go where ever it goes
I wanna be there in the red, red, red, morning


Удивленное лицо Клауса говорило само за себя. Он явно не ожидал того, что Кэролайн попросит его остаться. Да она и сама не ожидала этого. Ведь передумала девушка в последнюю секунду. Прямо перед тем, как почти сказала "уходи и никогда не возвращайся". Именно это сказать было бы правильно. Так нужно было поступить. Ради своих друзей, ради Тайлера. Но где сейчас этот Тайлер? Где он, когда Кэролайн так в нем нуждается? Даже Клаус, который, как казалось девушке, мало понимает в человеческих отношениях, думал, что Локвуд будет с ней этой ночью, будет рядом, будет поддерживать и говорить, что все будет хорошо. В общем-то делать то, что и должен делать любящий парень. А что на самом деле? Он сейчас, наверное, мирно спит у себя дома в то время, как Кэролайн предоставлена самой себе и мучается вопросами, догадками, предположениями... а теперь еще и принимает неправильные решения. Хотя кто решает, что правильно, а что нет? Раз уж сейчас она захотела поступить именно так, значит на данный момент это решение и было единственно верным. В любом случае, назад дороги нет.
- Твоя мать примет тебя - насколько мне кажется, она не из тех матерей, которые желают своим детям зла. А отец... Ну что я могу сказать, родственников не выбирают.
Странно, но слова Клауса звучали успокаивающе. Он не сказал много, но сказал достаточно. Это удивляло, но в то же время и радовало девушку. Ведь раньше она держала все в себе. Стефан, Елена и остальные, конечно, знали, что произошло между Кэролайн и ее матерью, а потом и отцом, но говорить об этом не решались. Да и не нужно было. Поначалу раны были слишком свежими, а затем просто момент терялся. Сейчас же Кэр чувствовала потребность сказать это. Раз уж они заговорили о семье.
- Уже приняла, - улыбка снова коснулась губ Кэролайн. - Как ни странно, мы стали общаться даже лучше, чем когда я была обычным человеком.  Как же все-таки хорошо, что весь тот ад, через который им с матерью пришлось пройти, остался позади. Как же хорошо, что сейчас они стали даже ближе, чем когда-либо были.  - Она хотя бы вспомнила о том, что у нее есть дочь... Ну и... Наверное, тебе не очень интересно слушать все это, - Кэролайн не хотела быть навязчивой. В конце концов, она не виновата, что ее потянуло на разговоры и воспоминания. Как бы там ни было, но гораздо интереснее сейчас девушке было бы узнать о том, что же такое случилось в жизни Клауса когда-то, что он так говорит. Родственников не выбирают. От того, как именно Древний произнес эту фразу, Форбс поняла, что в его семье тоже произошло что-то действительно страшное. Может, даже еще более страшное, чем у нее. Все проблемы родом из семьи. Что, если и в этом случае эти слова весьма применимы? Вот только, станет ли он рассказывать? Станет ли открывать завесу тайны? Ведь о его прошлом не знает никто. Разве что Стефан, о котором Клаус отзывается как о давнем знакомом. Да и тот, наверняка, знает лишь то, что ему позволялось узнать. С чего же Кэр решила, что Клаус вдруг расскажет что-то ей? Однако он заговорил.
- Это не у меня надо спрашивать. Так же как и то, почему все остальные члены семьи были готовы на предательство. Думаю, проблема в том, что настоящей семьей мы никогда и не были. В любом случае, это уже не важно. Предательство? Остальные члены семьи? Кэролайн понимала, что не знала о Клаусе практически ничего, но ей нравилось думать, что там и знать особо нечего. Количество жертв, количество разрушенных им жизней. И смерть, смерть, смерть. Везде, где ступала его нога. Сейчас же ей открывалась другая сторона медали. Семья, предательство... одиночество? Глупое предположение. Вообще Кэролайн казалось крайне глупо считать, что Клаус делает все, что делает, лишь из-за того, что чувствует себя одиноким. Нельзя убивать столько людей из-за этого. Но все становилось таким логичным, если хотя бы на секунду представить, что предположение верно. Сразу понятно, зачем Клаус забрал с собой именно Стефана. Ведь с ним он был знаком и когда-то даже дружен, как показалось девушке. Становилось понятно и почему плата была именно такой - Клаус не хотел все делать в одиночку. И гибриды... Кэр не видела никакого смысла в создании гибридов, но если представить, что это ради того, чтобы не быть одному... Что ж, так все становится гораздо понятнее. И поступки Клауса, казавшиеся лишь проявлениями его безумного разума, начинают обретать смысл. Хотя смысл все равно остается несколько извращенным.
- У всех есть прошлое, о котором не хочется вспоминать, Кэролайн. Зато оно дает направление будущему, и решает слишком многое. Надеюсь, что ты никогда не будешь несколько столетий подряд разваривать кашу, которую когда-то заварили твои родители. Так что... Твой случай чуть проще.
- Надеюсь, - тихо произнесла Кэролайн и выпила содержимое стакана. Девушка молчала. Она так редко не знала, что сказать, но это был именно тот случай. По правде говоря, Кэр даже не знала, о чем можно разговаривать с Древним, если не спорить, не обвинять его в чем-либо и не высказывать, как сильно она его ненавидит. Вроде бы он сейчас казался таким человечным, таким близким, но не может же она обсуждать с ним новую распродажу в торговом центре или школьное расписание, кажущееся ей нелепым. А о нем она не знала совсем ничего. Кроме того, что он сам же и рассказал сегодня утром. Хотя и это уже немало. И эти сведения мучили девушку. В голове все еще крутились вопросы, которые, как ей казалось, лучше не задавать, если хочет остаться в добром здравии. Тем более, ее предположения - это лишь предположения и, возможно, Клаус лишь рассмеется в ответ. Кэролайн же почувствует себя настоящей блондинкой, которая сморозила глупость. Но если не спросит, то всегда будет думать "а что, если бы".
- Ты все это делаешь, потому что боишься быть одиноким? - вдруг произнесла Кэр, глядя на Клауса. Вот сейчас она заволновалась. Девушка понятия не имела, чего можно ожидать от гибрида. Разозлится и сделает ей больно , уйдет от ответа или же скажет хоть что-то? Кто знает, чем обернется для Форбс этот вопрос. Но она не жалела о том, что все-таки задала его. К тому же, если трезвая Кэролайн говорит все, что думает, то представьте, как ведет себя пьяная Кэролайн. Правильно, она говорит абсолютно все, что приходит в голову. Даже то, что ей самой кажется нелепым. В конце концов, скажи ей кто-то несколько часов назад, что она будет сидеть и напиваться с Клаусом, беседуя о семье, она бы рассмеялась в лицо этому человеку. Но весь сидит, хотя никто ее не заставляет этого делать. Сидит и боится. Притом боялась она больше не того, что ей могут свернуть шею за излишнее любопытство, а скорее положительного ответа. Ведь тогда все ее представления о Клаусе перевернутся с ног на голову. А из этого вряд ли получится что-то хорошее.

No one ever really knows you
In light of the heart
That beats over your head

Until you listen to it
Until you run right to it
There's no right way to do it
It's the light of the heart
That beats over your head

+1

13

Было совершенно непривычным слушать то, что говорила Кэролайн - неужели она правда нашла именно этот момент, чтобы сказать о том, что девушка так долго держала внутри себя: проблемы с родителями, проблемы с новой жизнью, даже некоторое одиночество, которое она чувствовала даже в то время, когда находилась в толпе своих друзей, имея среди них определенный статус и какое-то уважение. И она решила излить душу? Клаусу? Потому что просто так совпало или потому, что в глубине души она все же надеялась на то, что он сможет понять? Ник даже не слишком представлял, как на это можно реагировать? Пожалеть и сказать, что Кэролайн действительно слишком много перенесла за свои восемнадцать лет? Или сделать вид, что ему абсолютно все равно на ее слова? А может быть последовать единственному, казалось бы, правильному варианту за сегодняшнее утро - просто закрыть тему и уйти, точно так же, как и пришел сюда - через окно. Но сейчас даже это казалось неправильным. С одной стороны, где-то в глубине души Клаусу хотелось, чтобы эта девушка смогла узнать его чуть лучше - больше, чем пустые шаблоны, к которым все привыкли. С другой стороны, он ни с кем не желал делиться тем, что находится где-то внутри - это может вызвать лишние эмоции, которые принесут лишь слабость. Сегодня Ник и так перешел собственную невидимую грань - он пришел сюда, даже извинился, кому скажи - точно не поверят, как и в то, что сейчас в его действиях не было ни единого тайного умысла. Хотя Кэролайн, возможно, считала совсем иначе.
- Как ни странно, мы стали общаться даже лучше, чем когда я была обычным человеком. Она хотя бы вспомнила о том, что у нее есть дочь... Ну и... Наверное, тебе не очень интересно слушать все это.
Клаус сделал глоток виски, и вскинув брови, посмотрел на девушку:
- Ну почему же, я умею слушать. Правда не могу ответить тем же, извини - не люблю я вспоминать прошлое, в этом нет никакого смысла... Настоящее гораздо интереснее... - он усмехнулся, облизнув губы. Алкоголь, кажется, уже начинал пьянить - у вампиров, конечно, это происходило гораздо медленнее, чем у людей, и возможно, будь он человеком, уже был бы в стельку. Но не судьба. - Тебе только восемнадцать, это даже для обычного человека не много, а для вампира... Впереди еще столько времени... Чтобы понять, что твой мир гораздо больше того, который ты уже знаешь -  в сотни раз, или в тысячи. И когда-нибудь тебе все это будет казаться незначительными мелочами из прошлого - ссоры с матерью, невыполненные домашнее задание, или что-то еще. - он заманчиво улыбнулся. - Впереди - огромный и прекрасный мир, и он весь может быть твоим - стоит только захотеть. Кэролайн и сама это однажды поняла бы, но что называется, понесло - нет, ударяться в философию мы не будем, простите... Все шло очень даже нормально до тех пор, пока Кэролайн не задала вопрос - может быть Ник и готов был ответить на какие-то ее вопросы, вот только никак не ожидал, что ее любопытство будет настолько прямолинейным.
- Ты все это делаешь, потому что боишься быть одиноким?
Улыбка, которая появилась, когда Ник говорил что-то про большой великолепный мир, почти сразу исчезла, сменившись сначала недовольством, а потом усмешкой - неужели она и правда считает, что за пол часа общения он вдруг решит рассказать ей о своих мотивах деятельности кроме тех, которые и так известны.
- Все мы в какой-то степени обречены на одиночество. А я... давно уже перестал его бояться. Клаус сказал это не отводя взгляда от Кэролайн, после чего допил содержимое стакана. В своих словах Ник не врал - он не боялся одиночества, он избегал его - хотел многое изменить в собственной жизни, чтобы больше не казалось, будто он навсегда остался наедине с вечностью. Но он не боялся. Смог бы жить и дальше, если бы идея с гибридами провалилась - правда жизнь без какого-то смысла в ней становится по-настоящему пустой. Страх и желание что-то исправить, это разные вещи. Он боялся лишь того, что кто-то сможет перевернуть его планы вверх дном - все тысячелетние стремления, которые были смыслом всего существования. И разве можно объяснить это Кэролайн? Да он и не собирался объясняться - в конце концов, они не друзья, они все еще по разную сторону - так к чему объяснять что-то?

тык)

сорри, что маловато, но сессия меня добивает)))

Отредактировано Klaus (2012-06-13 21:49:23)

+2

14

Imogen Heap – Feeling Strange
My mind begins to wonder
Travel far and beyond
The barriers of human thought
Yeah they break here before too long
Yeah they break here before too long


- Тебе только восемнадцать, это даже для обычного человека не много, а для вампира... Впереди еще столько времени... Чтобы понять, что твой мир гораздо больше того, который ты уже знаешь -  в сотни раз, или в тысячи. И когда-нибудь тебе все это будет казаться незначительными мелочами из прошлого - ссоры с матерью, невыполненные домашнее задание, или что-то еще. Впереди - огромный и прекрасный мир, и он весь может быть твоим - стоит только захотеть. Кэролайн
Никогда ранее Форбс не задумывалась обо всем этом. Гораздо проще для нее было просто жить так, как живется. Ходить в школу, думать о друзьях, переживать об отношениях с противоположным полом. Быть обычной девушкой своего возраста. Обычной девушкой, но пьющей кровь. Не самый худший недостаток, не правда ли? Если эта кровь все равно донорская. Кэролайн не хотела думать о будущем. Ведь в этом будущем не будет ее друзей, не будет ее семьи. Она останется совсем одна. Уж лучше представлять, что ты ничем не отличаешься от других. Что ты так же постареешь и умрешь. И неважно, что на самом деле этого не случится. Кэр не так давно только научилась контролировать свою жажду крови, дабы не набрасываться на близких. Свыкнуться с мыслью о том, что все умрут, а она останется, пока что было слишком тяжело для девушки. Слова же Клауса заставляли задуматься именно об этом. И ведь он был прав. В очередной раз. Это порядком раздражало Форбс. Спорить с ним ей нравилось гораздо больше, чем соглашаться. Все-таки они враги. Им полагается спорить и ругаться, а не соглашаться друг с другом. Хотя сейчас, казалось, не существовало понятий "друзья", "враги" и так далее. Наверное, завтра девушку будет мучить совесть за эти посиделки. Но это будет завтра. Сейчас она старалась о подобных вещах не думать. Да и завтра лучше бы узнать, как чувствует себя Тайлер, а не заниматься размышлениями. Хотя, наверное, с ним все в порядке. Если бы было иначе, он бы позвонил.
- Я не знаю, что будет когда-нибудь. Может все будет так, как ты говоришь. А может меня вообще убьют, - девушка пожала плечами, - Ведь Мистик Фолс такой "спокойный" город, - Кэролайн театрально закатила глаза и, немного приподняв руки, показала пальцами некоторое подобие кавычек. В этом городе ведь и правда ничего нельзя знать наверняка. Сегодня ты радуешься жизни, а завтра можешь оказаться уже трупом. И все же слова Клауса прочно обосновались в голове девушки. Огромный и прекрасный мир... И он может быть ее. Просто красивые слова или же правда? Наверное, все-таки правда. Но на деле все далеко не так красочно, как кажется на словах. Мир-то будет ее, но вот только рядом не будет никого, с кем можно было бы поделиться всем этим великолепием мира. - Да и к тому же, разве нужен мир, если рядом не будет уже совсем никого? - Кэр не особо хотела затрагивать эту тему и все-таки думать о будущем, но раз этого не избежать, то высказать свою точку зрения необходимо. Она задавала вопрос Клаусу, но в то же время задавала его и самой себе. Ответа пока найти девушка не могла. А может плохо искала. Или же попросту не хотела его знать.
- Все мы в какой-то степени обречены на одиночество. А я... давно уже перестал его бояться.
Кэролайн внимательно следила за выражением лица Древнего. Резко пропавшая улыбка дала понять, что вопрос был как минимум нетактичен. Что ж, Кэролайн и не стремилась получить медаль как "Мисс Тактичность". Да по правде говоря, она и сама не знала, чего добивалась. Ничего? Да, пожалуй, определенной цели у девушки и правда не было. Она просто плыла по течению, говорила, что думала, но вот только не думала, что говорит. Кэролайн уже почти была мысленно готова к тому, что сейчас полетят головы, и она разбудит зверя в гибриде, но нет. Ответ его был сдержанным и спокойным. Пристальный же взгляд Клауса заставлял девушку хотеть отвести глаза. Но, несмотря на то, что чувствовала себя Кэр немного неуютно, глаз она не отводила. И даже не потому что это было для нее как соревнование, нет. Скорее потому что она задумалась. Эта недолгая беседа вообще заставила Кэр задуматься о многих вещах. Или же просто алкоголь тянет на размышления, когда настроение не самое лучшее?
- Жаль, этому нельзя научиться. Не бояться одиночества, не думать о том, что будет потом... через сто лет, двести..., - эта тема все еще волновала Форбс. А ведь лучше было бы просто забыть об этом. И снова думать о школе, о контрольных, о мамином дежурстве, об отце, который так и не пожелал смириться с сущностью дочери. Кэролайн долила себе еще виски и тут же выпила. Сейчас ей хотелось напиться. Так, как несколько раз бывало с ней, когда она все еще была человеком. Чтобы не думать, не переживать, чувствовать приятное тепло внутри себя, а потом просто мирно уснуть. И не видеть снов. В какой-то степени она была бы рада даже утреннему похмелью. Тогда девушка могла бы себя снова почувствовать обычным человеком, которому и не нужно думать о вечном, так как его жизнь слишком быстротечна. Можно жить моментом, думая, что следующего может и не быть. Радоваться тому, что у тебя есть. Радоваться жизни. Просто жить. К сожалению, Кэролайн так не могла. По крайней мере в данный момент не могла. А завтра, вполне возможно, это уже не будет иметь значения. Может она и вовсе забудет половину из того, что наговорила и надумала. Или же решит, что это утро было лишь сном. Но нет, не решит. Максимум, что девушка сможет сделать, так это снова отправить мысли о вечном как можно дальше и быть той солнечной и позитивной Кэролайн, которая не думает об этом. Ведь так проще.
- Интересно, сколько нужно выпить вампиру, чтобы напиться? - спросила она у Клауса. - Ты наверное в этом деле более опытен, чем я, - девушка тут же осеклась и быстро добавила, - Я не говорю, что ты великий алкоголик, я это о том, что ты живешь дольше. Намного дольше. Знаешь больше. О вампирских штучках, по крайней мере. Ну и о других. Не слушай меня, я иногда слишком много болтаю. Особенно когда говорю глупости. Кэролайн наконец перевела дыхание и улыбнулась. - Ну так сколько? Если бы я была человеком, то сейчас я скорее всего уже лежала бы на полу и кричала, что вижу зеленых, а то и желтых человечков, которые бродят по комнате. А потом, может, и на потолке увидела бы НЛО. Или что еще того похуже, - по комнате разнесся легкий смех Кэролайн. Она даже почти забыла, что еще совсем недавно они говорили на довольно серьезные темы. Почти.

Can you tell me why am I feeling
As I were floating in space again
Yeah
Can you tell me why am I seeing life in a blur
I don't feel - I don't feel normal

оооп

не страшно)) размер-то не главное) надеюсь, успешно все сдаешь))

+2

15

Something's got a hold on me,
I get this feeling I'm in motion,
A sudden sense of liberty
I don't care 'cause I'm not there
And I don't care if I'm here tomorrow,
Again and again I've taken too much
Of the things that cost you too much

(Anberlin - True Faith)

Это утро было каким-то странным. Клаус все еще не мог понять, почему ему нужно было выпить виски именно с Кэролайн - он мог пойти в бар, он мог уничтожить запасы алкоголя дома и отметить удачно протекающий план по созданию гибридов, который сейчас был важнее всего. Но вместо этого сидел здесь, в ее комнате, говорил ей про то, что может ждать ее в будущем, о том, что ее проблемы с родителями всего лишь мелочь по сравнению с тем, что могло бы быть, и то, что если она постарается, то переживет все это и сможет однажды быть счастлива. Для чего все это было нужно? Неужели в какой-то момент Клаус увидел в этой девушке что-то, что заставило ее выделить среди остальных, тех, до кого ему нет никакого дела? Или может быть ему давно не доводилось поговорить с кем-то по душам, даже если спустя пару часов все вновь встанет на свои места, и ему снова станет все равно. А станет ли?
- Я не знаю, что будет когда-нибудь. Может все будет так, как ты говоришь. А может меня вообще убьют. Ведь Мистик Фолс такой "спокойный" город.
- Никто от этого не застрахован... - усмехнулся он, глядя на "ковычки", которые она изобразила руками при словах "спокойный город". Ник так же знал, что причиной этого "спокойствия" в большей степени сейчас являлся он сам, и Кэролайн лишь обошла это пояснение стороной. С другой стороны, еще до появления Клауса в Мистик-Фоллс никогда не было спокойно - этот город, казалось, притягивал всякого рода неприятности. Но сейчас, когда Кэр сказала о том, что возможно может произойти с ней, так же, как и с каждым, Ник подумал о том, что не хотел бы этого.
- Да и к тому же, разве нужен мир, если рядом не будет уже совсем никого?
- Возможно, кто-то все таки будет. - он взглянул на фотографию на столе, где были изображены Кэр и Тайлер, и мельком подумал о том, что Локвуд уж точно не останется рядом с ней - судя по тому, как он сейчас "поддерживает" свою девушку, мирно посапывая в кровати у себя дома, на вечность с ним рассчитывать довольно сложно. Правда Кэролайн, наверное, этого не понимала - нужны века чтобы понять одну простую истину: можно многое понять о ком-то даже по мелочам, на которые по первости не обращаешь внимания.
То, что Кэролайн чаще всего говорит именно то, что думает, Клаус понял уже давно, правда вопрос про то, боится он одиночества или нет, заставил подумать о том, что все же не стоит вот так легко выкладывать перед ней душу - Ник привык все держать в себе. Так проще, так удобнее. Как бы ни было паршиво на душе, он не станет плакаться кому-то в жилетку - вместо этого может быть убьет кого-нибудь или разнесет дом в щепки. Но Кэролайн, кажется, и сама поняла, что ее вопрос был лишним - она не стала лезть глубже, хотя Ник ожидал этого. Он сомневался в искренности ее предположений - вряд ли ей и правда было интересно знать о причинах поступков Клауса, гораздо скорее она лишь хотела понять, с какой стороны можно потом зацепить и уничтожить. Ну и ладно - какая сейчас разница? Им обоим по сути не было смысла верить в искренность друг друга. Хотя он все же хотел, чтобы она поверила.
- Жаль, этому нельзя научиться. Не бояться одиночества, не думать о том, что будет потом... через сто лет, двести...
Клаус пожал плечами:
- И это к лучшему. Когда становится наплевать на будущее, это значит что жизнь окончательно потеряла всякий смысл... Смысл должен быть всегда - через сто, двести и тысячу лет, иначе... иначе для чего жить вообще? - он рассмеялся, сделав глоток виски, в очередной раз осушив этим стакан, и мельком заметив, что в бутылке осталось совсем немного. Кажется, за разговором они полностью ее добили.
- Интересно, сколько нужно выпить вампиру, чтобы напиться? - спросила она у Клауса. - Ты наверное в этом деле более опытен, чем я. - Клаус вопросительно вскинул брови, весело посмотрев на Кэролайн - это прозвучало так, будто он каждый день в стельку по меньше мере... Наверное, она поняла это, потому все же решила добавить в эти слова пояснения. - Я не говорю, что ты великий алкоголик, я это о том, что ты живешь дольше. Намного дольше. Знаешь больше. О вампирских штучках, по крайней мере. Ну и о других. Не слушай меня, я иногда слишком много болтаю. В этом она была права - либо алкоголь делал свое дело, либо это было в привычке мисс Форбс, но как бы там ни было, это в ней привлекало. В другой ситуации, возможно, из них даже получились бы друзья, или...
- Ну так сколько? Если бы я была человеком, то сейчас я скорее всего уже лежала бы на полу и кричала, что вижу зеленых, а то и желтых человечков, которые бродят по комнате. А потом, может, и на потолке увидела бы НЛО. Или что еще того похуже.
Клаус рассмеялся, покачав головой - ему нравилось, когда она улыбалась, даже если причины этому были самыми что ни на есть странными. Но вот эти темы, не имеющие ничего общего с тем, что происходит вокруг, помогали здорово расслабиться. Но честно говоря, ко всему прочему, сейчас он все таки был уже пьян - вопреки ее вопросам, нужно было не так уж и много.
- Я не знаю сколько, Кэролайн - я обычно не напиваюсь до состояния которое ты описала даже после пары бутылок, но вообще... Не настолько больше, чем обычному человеку. Разве что похмелья с утра не будет, и трезвеешь гораздо быстрее. Так что... - он снова рассмеялся, поставив пустой стакан на столик. - ...можешь не бояться того что на утро придется запасаться рассольчиком.
Клаус замолчал, слыша как внизу раздался звук открывающейся дверь и шаги, поднимающиеся по лестнице. Кажется, мать Кэролайн вернулась с дежурства и решила проведать свою "спящую" в столь поздний час дочь. Наверное она все таки вовремя - нужно было это заканчивать. Хотя бы потому, что появилось странное ощущение, что уходить совсем не хочется. Так не должно быть...
- Я думаю, мне все же пора. Не буду злоупотреблять гостеприимством. - Клаус слегка улыбнулся, и за то время пока Кэролайн повернулась к двери, исчез из комнаты, оставив как напоминание о себе слегка колышущиеся шторы на открытом окне и коробочку с браслетом на кровати девушки с подложенной под нее запиской: "Надеюсь, ты простишь меня. Клаус." Он ведь приходил извиниться, разве нет?

+1


Вы здесь » FRPG Aconitum vulparia » Склад отыгранных эпизодов » Красавица и Чудовище.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC